fryusha: (Default)
Лирическое отступление сочинителя детективов. 

В нормальной прозе – повести или романе – действие развивается и достигает кульминации – свершается событие.
В хорошем детективе действие уже свершилось – и нам представляют свежий труп. А уже от него отматываются логически допустимые версии.
Вот он лежит, ещё недавно живой в хорошем смысле этого слова, убитый собственным шанцевым инструментом, а над его телом высоко на стене большими кровавыми буквами – кровавыми в буквальном смысле слова – написано «МЕСТЬ».
Полицейский инспектор Джефф-Лестрейд смотрит на надпись кровью, на невывернутые карманы жертвы – и полагает, что убийство совершили отморозки-сатанисты, любители граффити, которые носят с собой баллончики с кровью.
Следователь Гдлян-Иванов выясняет, что жертва приехал из Узбекистана, – и считает, что убийство является местью за давние дела, совершенные в Средней Азии.
Ватсон-Гастингс, многому научившийся у своего друга, великого сыщика, делает предположения о том, как выглядит убийца: кровь на стене не из баллончика, а из носа, высоко, а под стеной множественные отпечатки круглой деревяшки. Стало быть: убийца страдал носовым кровотечением – апоплексичный гипертоник с багровым цветом лица – имел рост 190 см – и деревянную ногу-костыль.
Холмс-Пуаро в чём-то разделяет воззрения своего друга, но понимает, что отпечатки деревяшки расположены по четыре: это следы ножек табуретки. Соответственно преступник приобретает двуногий вид, а его рост снижается до 150 см.
И, наконец, майор Каменская выделяет основное: убийца – бригадир дворников, осуществивший преступление в качестве наказания и устрашения остальной бригады. «МЕСТЬ» - означает приказ и предупреждение: я с теми, кто вышел месть дворы!

Гораздо хуже устроены те детективы, в которых прирост улик и трупов идёт от главы к главе. Хоть какие-то сведения следует давать читателю изначально.

Глава вторая, в которой начинается заочное знакомство с семейством Смоллсов.

Разумеется, Валери не отправилась в городскую библиотеку, куда ходят только очень странные люди или уже совсем какие-нибудь зубрилы, и не стала рыться в пожелтевших подшивках пыльных газет. Вместо этого она просто распросила мамочку, искусно вставляя подбадривающие вопросы и наводящие замечания вроде «Теперь мне понятно, почему у тебя нет свадебных фотографий, если ты венчалась в том ванильном костюмчике!» или «А его старший брат – что? Так ни разу тобой и не увлёкся?».
fryusha: (Фигнестрадание)
С подачи _Aleine_ начал сочинять новый детектив.
Пока сочинилась только первая глава.

ЗОЛОТО МЕРТВЕЦОВ
Глава первая, в которой мисс Пимплтон впервые узнает свое настоящее имя.

С утра день задался самым обыкновенным, и ничто не предвещало никаких событий. Дул северо-западный ветер, тени от полупрозрачных облаков мягко проползали по ухоженному сочно-зеленому газону. Акварельное небо простиралось аккуратно разлитой одноцветной голубизной над всем плоским блином планеты – до самого края блина – горизонта, за которым прятался такой невообразимый сейчас, беспокойный и суматошливый, город. Впрочем, часть горизонта заслоняли деревья, изгородь, столбик с ящиком для писем и для всей той ерунды, которую распихивают разносчики рекламы, и, конечно, сам коттедж – тихое обиталище миссис и мисс Пимплтон. Все домашние работы и выезды за покупками в магазин были завершены вчера, сегодня можно было поваляться подольше и слегка побездельничать, поэтому после кофе с пончиками Валери выволокла шезлонг на лужайку и решила использовать тепловатое майское солнце на всю катушку. По крайней мере – до тех пор, пока мама не вспомнит, что она все еще не сделала письменное задание по французскому языку, которое обещала выполнить еще три дня назад. Кроме шезлонга Валери прихватила с собой книжку о безумной любви каких-то старомодных зануд, чтобы лучше дремалось, - и очки от солнца. Все события начались, когда она вместо того, чтобы спокойно пригреться в шезлонге, оставила на нем книжку и очки и пошла на минуточку проверить почтовый ящик. Поступок был заведомо бессмысленным, так как никаких писем от друзей и счетов совершенно точно не ожидалось, а родственников у семьи Пимплтонов не было. (Иногда это огорчало Валери: было бы славно пококетничать с крепким и красивым кузеном или поделиться секретом с кузиной.) Да и появление редких счетов всегда, аккуратно раз в неделю, отслеживала сама мама – миссис Пимплтон. Все это было абсолютно точно известно Валери, и все-таки, повинуясь какому-то странному чувству, она пошла, сунула руку в ящик и, к своему крайнему изумлению, обнаружила там яркую почтовую открытку, адресованную «Моей милой внучке Валери».
Read more... )
fryusha: (Default)
Миссис Хадсон заступила мне дорогу. - Доктор!.. - прохрипела она. Левый глаз у неё вытаращился, а правый дёргался от тика.
- Миссис Хадсон! - воскликнул я. - Что за напасть приключилась у вас с глазом, и почему так резко сел голос? Подойдите, пожалуйста, к окну, высуньте язык и позвольте мне посчитать ваш пульс.
Из кабинета послышался насмешливый голос моего друга Холмса. - Доктор Ватсон, насколько я могу предположить, миссис Хадсон просто вам подмигивает, намекая, что я не один и что у меня в кабинете посетительница. Миссис Хадсон, всё а порядке. Доктор, проходите сюда.
Read more... )
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
http://top.rbc.ru/society/13/06/2012/654908.shtml
"Сотрудники Главного следственного управления СК РФ продолжают осмотр денежных средств, изъятых по месту жительства телеведущей Ксении Собчак и сопредседателя "Солидарности" Ильи Яшина в ходе обыска 11 июня.
"В связи с большим объемом изъятого и необходимостью проверки специалистом подлинности купюр данное следственное действие, вероятно, будет продолжено и завтра", - сообщили РБК в пресс-службе Следственного комитета."

Мне нравится сочинять фантастические детективы.
Варианты:
1) Деньги Собчак вернут, но при этом они окажутся фальшивыми. Что требует времени.
2) Деньги будут объявлены фальшивыми, а Собчак - фальшивомонетчицей.
3) Деньги - не важно настоящие или нет, а вот Собчак окажется не настоящая, а двойник.
fryusha: (Фигнестрадание)
... Не дожидаясь ответа, незнакомец присел.
- Я наблюдал ваше представление, - произнёс он в пространство перед собой. – Очень впечатляет. Очень.
Как говорится на поминках – доброе слово и покойнику приятно. Джероламо начал расплываться в улыбке. – А скажите, - доверчиво обратился он к незнакомцу, - что вам в моих экзерсисах особенно понра… - Тут он осёкся, потому что сообразил: слово «понравилось» незнакомец не произнёс. Впечатлило его, понимаете ли. Впечатлять может по-разному.
- И что же вас особенно заинтересовало?
- Вы, - чётко ответил незнакомец. – Вы сами. Мне хотелось бы узнать о вас побольше и, может быть, предложить вам взаимовыгодное сотрудничество.
К этому Джероламо готов не был. С одной стороны – всегда приятно, когда ты кому-то интересен. С другой стороны – какое ещё такое сотрудничество? Джероламо запустил руку через расстёгнутый ворот в свой внутренний карман и вытащил визитную карточку. Нет, не ту, казённую, где указан аналитический отдел департамента подготовки потенциальных покупателей, а именно свою частную, позволяющую нанимать его в качестве консультанта.
Визитка была стандартной: пластинка слоновой кости с выгравированными письменами, затёртыми киноварью.
- Благодарю, интересно, весьма интересно, - бормотал незнакомец, разглядывая текст:
ДЖЕРОЛАМО
3 2/3 ат.л., 63 с.г., Водол., Ур., кашт.куд., сер., маг.маг. с ОПП.
Спец. за-, от- и привороты.
- Приятно познакомиться, - вежливо обратился незнакомец. – Меня зовут Герберт Лайвинсон. К сожалению, не все сокращения в вашем документе мне понятны, не могли бы вы мне их истолковать, если это вас не затруднит.
Джероламо удивился наивности своего визави.
- Да конечно, это очень просто – стандартный перечень признаков, чтобы можно было составить представление, с кем имеешь дело. Рост – три и две трети атлантидского локтя, возраст – шестьдесят три солнечных года, рожден под знаком Водолея под покровительством Урана, каштановые кудри, серые глаза, магистр магии с очень полезными привычками. Ну, и специализация в соответствии с дипломом.
- Шестьдесят три года? По вам и не скажешь!
Герберт Лайвинсон повертел визитку, осмотрел её с двух сторон, чуть ли не понюхал.
- А где же адрес или телефон? Ну, если мне понадобится с вами поговорить.
Джероламо понял, что этому незнакомцу всё придётся объяснять как маленькому. Хуже, чем маленькому: мальчишки производили гораздо лучшее впечатление, по крайней мере – не задавали дурацих вопросов.
- Как принято, - начал он объяснять, тщательно выговаривая слова и поясняя все мелочи, как недоразвитому, - в полнолуние, то есть когда поляризованное излучение Селены наиболее сильно, выходите на перекрёсток дорог за околицу, чтобы не было фонового влияния зданий, берёте чёрного кота как источник сухого электричества, трёте о него мою карту и включаете эфирный канал общения голосовым кодом – выкриком моего имени.
Герберт покивал.
- Ну да, ну да, начинаю понимать. Это замечательно. Но, понимаете, ваш чёрный кот – он, конечно, очень хороший кот, но – вы, наверное, замечали иногда – вдруг повышенная влажность воздуха или пониженная шерстистость кота… А у меня для вас есть – позвольте предложить – вот!
И он извлёк из пространства маленький яркий и блестящий цилиндрик. Эдакую волшебную палочку, но крохотную – с мизинчик размером.
...
fryusha: (Гармония)
Тёмно-фиолетовый колпак с золотыми звёздами успел разогреться на солнце, головe становилось всё жарче. Джероламо приподнял колпак и отёр потеющую макушку. Целевая группа будущих ПП (Потенциальных Покупателей) заметила его жест и радостно захихикала. Джероламо очень хотелось плюнуть на всё, повернуться и уйти, но он не дал себе расслабиться:
- А теперь, дети, подойдите сюда, и вы увидите ещё большее чудо. Я протяну волшебную палочку к хрустальному шару, скажу заклинание – и шар покажет нам свадьбу принца Альбионии с благополучной и офеенной золушкой!
Пацаны не сдвинулись с места.
- Ага, - сообщил остальным вихрастый очкарик (очкарики с детства бьются за место в стае, но уж если их удаётся привести в ряды Покупателей, то они купят всё самое дорогое в своём артикуле), - в палочке у него лазерный пульт управления. А только качество изображения всё равно плохое, потому что монитор не плоский, а шар. Айда ко мне – я вам на своём плазменном кой-чего про эту золушку покажу.
И они, гигикая, пошли прочь. Будущие ПП, а сейчас одетые в дешёвые китайские шмотки с претензией на принадлежность к фирме «Карабас», означенной дешёвым пластиковым логотипом.
Джероламо сгрёб шар в сумку, туда же кинул волшебную палочку, а сверху положил колпак. Присел на скамейку, затенённую густыми и жужжащими от пчёл кустами жёлтой акации, развязал и распахнул ворот мантии. Подул ветерок, стало не так душно, пчёлы или шмели – здешние насекомые – приятно убаюкивали. Придётся доложить о полном провале – ну, и чёрт с ними, пусть отзовут, объявят выговор, бросят на другую работу. Глаза бы мои больше не видели эту нахальную местную ребятню! А ведь поначалу, по данным аналитического отдела, казалось, что здешние аборигены очень перспективны для выращивания из них Покупателей.
- Вы позволите?..
Джероламо раскрыл глаза. Рядом со скамейкой стоял какой-то мужчина, одетый по местным меркам дорого и официально. Не дожидаясь ответа, незнакомец присел.
- Я наблюдал ваше представление, - произнёс он в пространство перед собой. – Очень впечатляет. Очень.
fryusha: (Образование и наука)

А теперь он сам проглотил бациллу. Конечно, я не могу оказать наверное, что с ним случится, но ты помнишь... воробей стал голубым.

Г. Уэллс «Похищенная бацилла»

 

 

Лет тридцать назад объединённой европейской лаборатории удалось сделать замечательную работу. Крыс или кого-то там из наших братьев меньших били током – так, чтобы им стало страшно. Ощущение страха сопровождалось образованием белка. Если этот белок вкалывали другой крысе – ей тоже становилось страшно. Это называется – белок страха. Ничего удивительно в этом нет: любые наши эмоции поддерживаются какой-то биохимией.

 

Интересное началось дальше, когда ген, ответственный за формирование белка страха для крыс, вставили в кишечную палочку. Дальше можно выращивать кишечную палочку в реакторе и этот белок хоть ложкой собирать. Но можно ещё скормить эту кишечную палочку (ну, как колибактерин), чтобы в организме поддерживался некоторый фоновый уровень страха.

Бог с ними, с крысами. Итак, лет тридцать назад было показано, что поведенческие реакции можно задавать, грубо говоря, эпидемиологически, распыляя аэрозолем, например, кишечную палочку с белком крысиного страха.

Кому по нынешним временам нужно, как когда-то монголам, взять в плен Китай с китайцами? Или, как Иван Грозный в войне с тогдашней Белоруссией, выжечь две трети Полоцка? Не-е-ет, сейчас намного круче просто поднять мировую цену на нефть или монополизировать какой-нибудь рынок.

Схема простая. Например:

1) создаётся кишечная палочка, вырабатывающая белки, стимулирующие агрессию,

2) чтобы не перекинулось на себя, такая кишечная палочка должна легко подавляться и быть направленного действия. Например: подавляться спиртным и направлена на мусульман, спиртного не пьющих. Можно ещё сделать такую кишечную палочку дефицитной, например, по аминокислотам, содержащимся в баранине, и стимулируемой кофеином «энергетических» молодёжных напитков. Тогда направленность будет ещё более адресной.

А дальше – опа! По арабским странам катятся волнения. Нефть дорожает. А нам этот сценарий пофигу: мы пьём не только кефир!

Страх.

Агрессия.

Интересно, что ещё можно задать таким образом?  



fryusha: (Default)

Тяжёлый космолёт старой конструкции, ещё с мю-мезонным двигателем, резко затормозил, соскособочил и съехал на обочину звёздной трассы. Космолётчик Феликс Семёнов вылез из кабины, зачем-то попинал окалину ошкуренного борта, обошёл корабль и заглянул под дюзы.

- Так я и знал! – сплюнул он, глядя на быстро испаряющиеся лужицы плазмы, и махнул рукой. – Опять трансмутон полетел! – Тут он невольно перешёл на старинные наречия, потому что создатели космолингвы совершенно упустили в языке ругательства. А куда ещё деваться в нынешние трудные времена химику – кругом одни физики и лирики. Лирики придумывают маршруты к звёздам, физики сочиняют двигатели, а химику что – идти в котельную, чтобы уровень тория в котлах мерить? Вот и приходится работать не по специальности, а водилой.

Водить космолёты нетрудно и необидно. А вот личная жизнь при этом не складывается. Расписание рейсов-то у космолётчиков релятивистское: возвращаешься из рейса – а она уже старушка божий одуванчик. А на анабиоз тоже не всякая решится: вот вылезет она из холодильника, а все подружки перемёрли, кругом одни соплячки, за спиной бабушкой обзывают – и от моды отстала лет на сто. Вот и нет у космолётчика верной подруги. То есть, подруги верные бывают, но периодические – как таблица Менделеева.

Феликс сплюнул ещё раз. Район трассы – глухой. Придётся заказывать из дому ремонтников и дежурного водителя, услуга «трезвый космолётчик». А самому пока опять в анабиоз.

- Чё, кукуешь, паря? – раздался за спиной весёлый голос с выраженным волопаским акцентом. Феликс резко обернулся. На краю трассы стоял тихо и незаметно подъехавший космический бицикл Кальвина, из приоткрытой двери кабины высовывался симпатичный молодой волопасец, а в иллюминаторе приветственно махала щупальцами его подруга. Вид бицикла резко поднял настроение Феликса: на такой колымаге большой скорости не разовьёшь, у нас на таких только пацаны вокруг планеты гоняют: состаришься, пока до орбиты Марса доберёшься. Значит, какая-никакая планета с ремонтниками рядом должна крутиться. – Кукую, - согласился он. – А ты здесь откуда?

- Дык, паря, от самого Волопаса путешествуем – мир посмотреть, пока вселенная вся не разбежалась.

- Хорош заливать, - отмахнулся Семёнов, - вы бы тогда мне уже в пра-пра-прадедушки бы годились.

- А-а, - догадался собеседник, хлопнув себя щупальцем по головоногому лбу, - ты, стало быть, из той жёлтой солнечной системы, где сплошные физики да лирики, а химиков нет!

Феликс хотел сказать, что он сам химик, но почему-то засмущался своего промасленного скафандра и уклончиво спросил: - С чего ты взял, что у нас химиков нет?

- А как же, - задрыгался волопасец, - вот смотри: что такое старость? Старость есть процесс разбалансировки организма со временем. А почему со временем – а потому, что в организме что-то накапливается пропорционально времени. Хорошему химику остаётся только выяснить: что накапливается и как это устранить. Вот, - он достал аппаратик и сунул Феликсу под нос, - дыхни!

Феликс послушно дыхнул.

- Ага. - сказал волопасец, читая результат анализа на мониторе аппаратика. - Группа существ Б-13. Млекопитающий. Одноякодышащий. Постоянный элемент крови с переменной валентностью – железо. Старость обеспечивается накоплением трехвалентного железа в его магнитной фракции, что ведёт к появлению железосодержащего пигмента старческих пятен, этот же пигмент заполняет мозг, зато из волос железо уходит, вызывая их обесцвечивание и выпадение. Последующий дисбаланс организма с морщинистостью и усыханием. – Он сочувственно поцокал клювом.

- И что же делать нам, которые Б-13? – спросил обескураженный Феликс.

Волопасец хрюкнул. – Что все Б-13 делали. Сперва народные средства: органические кислоты, выводящие лишнее железо. Яблочная кислота – яблоко в день. Молочная кислота – кефир каждый день. Набор органических кислот – бутылку сухого вина в день. А потом Б-13 выращивали настоящих химиков, и они придумывали для себя вот это. – Он порылся в дорожной аптечке и протянул Феликсу. – Держи! Это как раз для Б-13: антиферроредоксон...

Волопасцы давно уехали вперёд. Феликс отказался от предложения подвезти – да он бы и не влез в их бицикл. Он передал координаты на базу, вызвал ремонтников и сменщика, установил сигнальное обрамление – а сам пошёл вдоль трассы пешком. Редкие попутки слегка притормаживали, увидев фигуру в скафандре, но он не останавливал их. - А куда спешить? – думал он. – Вся жизнь ещё впереди. Мир надо увидеть не пролетая мимо него в железке физиков. Человек – это звучит гордо. Нет, - поправил он себя, - химик – это звучит гордо.


fryusha: (Default)

7.

- Сыск – это моё, - говорю я, обращаясь ко всем чертям сразу. – Но вот найти человека просто для того, чтобы его убили – это не по мне. Не нравится мне это. А не может ли он соскочить из этого своего рода Пуйла или как его там?

- Не-а, предлагал я уже ему, - говорит фомор, засунув голову в ящик с архивом и выгребая оттуда заначенную мной на чёрный пивной день вяленую воблу. – Убить, ограбить или ещё чего такое, это он может – нормальный мужик, А вот отказаться от своих предков – это не. Это ему уже западло. Романтик.

- А вот помню я один пре-це-дент, - начинает Домовило тихонько, ни к кому конкретно, в пространство перед собой, - древнегрецкий. Принцессу-девственницу приковали, чтоб её дракон морской съел. А тут мимо герой проходил. Он её сразу же и спас.

- Да знаю я, - бормочет Конанд, поддевая длинным и крепким жёлтым ногтем сухую чешую. Кто бы сейчас видел, как Кононд разделывает рыбку, тот сразу многое бы понял о демонах. - Убил он морского дракона.

- Не-е-е-ет, - цедит Домовило, - тут надо различать срочные первоочередные задачи и задачи второго срока. Сперва он принцессу обезопасил. Так сказать, устранил венец безбрачия и повод для дракона. А уж потом то самое с драконом. Их сначала художники так и изображали втроём, а уж потом в целях нравственности принцессу на лошадь заменили.

Тут меня, наконец, осенило. Так осенило, что прямо говорю: - Это обмыть надо! Ну, дедушка, - говорю, - в этом же действительно может быть решение коренной проблемы!

И точно, осознали мы все, что прав Домовило по всему своему существу. В корень надо смотреть: баньши эта их Пуйловский род опекает. Вот остался один-разъединственный наследник, она его и решила списать, род закрыть и – гуляй не хочу.

А мы род возьми да и продли – как герой с принцессой!

Я, прямо не утерпевши по спиритуозному духу, с верного четвероногого друга-стула соскочил и давай распоряжаться: - Ты, Конанд, прямо с утра Пуйла бери за грудки и тащи к отцу Дионисию, бывшему Дениске нашему: пусть его перекрестит на какое приличное имя, будет хоть Пуйл, да не тот. И заплати ему по-хорошему, а то Акакием окрестит, знаю я его. Не, сперва своди его в банк спермы, а то если после церкви, ему Дионисий в прелюбодеяние запишет. И пусть спермы побольше сдаст. Скажи им там, в банке этом, чтобы на порции по разным дюарам хорошенько разложили – если баньши решится сперматозоидов проклинать, пусть помается каждую порцию по отдельности. А вы, уважаемые дедушки, помогите мне объявление сделать, мол, богатый иностранец желает жениться с целью срочно обзавестись потомком. И понаклеим этих объявлений – вам виднее, где здесь желающие замуж живут!

Дедки переглянулись и говорят: - Ну, пособить – это можно. Это если фомор не самостоятельно на нашей земле работает, а как вызванный местным смертным – это да. Такое уже многажды бывало, чтоб демона для услуг вызвать. Хотя, конечно, традиционно всё более другого места чертей, но это уже и по закону, и по понятям личное дело каждого вызывающего. Помогать – это нам не обязательно, но чтобы заезжей баньшии этой нос утереть – в этом удовольствие имеется...

Более хлопотных суток, чем следующие, у меня не было со времён сессии.

Одиннадцать кандидаток на то, чтобы осчастливить своими рукой и сердцем! Среди них пришла даже та самая дама с собачкой, только пёсика с собой не привела, чему я очень порадовался. Как она успела рассказать в ответ на мой светские распросы о жизни, собак почувствовал себя гением-разрушителем и теперь рвётся навстречу всем столбам, как дон Кихот на мельницы.

Все дамы одобрили нашего кандидата, он честно продемонстрировал каждой самого себя, свои паспорт, удостоверение и права. С каждой на смеси русского и английского были обсуждены взгляды на планируемое количество наследников, брачный контракт и отвественность вдовы перед родом Пуйлов в случае внезапной кончины супруга.

К семи вечера всё было благополучно окончено. Начавший новую жизнь Пуйл с избранницей отправились в загс (регистраторше заранее оплачено за внеурочность) и – для верности – в церковь (отцу Дионисию оплачено заранее). Далее оставалось только зачинать потомков, но тут уже наша помощь не требовалась.

Дедки отвалили, а мы с Конандом присели, взяли по пиву и стали обсуждать, как мне нарядиться на встречу с баньши. В полночь у фонтана.

Вот тут она сама и пришла.

На самом деле не пришла, а соткалась из воздуха: сначала марево, дымка, а потом стала материализоваться, вроде как в фильме сначала пустые кадры с героиней мешают, а потом потихоньку пустые убирают.

Мы с фомором закаменели от ужаса. Ему, конечно, баньши привычнее, зато он про неё больше такого знает, чего бояться надо.

Как она полностью проявилась, я чуть собрался с духом, поднялся, за спинку стула ухватился и говорю: - Исполать вам, госпожа клиентка! В смысле – добрый вечер. Присаживайтесь, пожалуйста. Как раз собирался сегодня вам сообщить, что задание ваше выполнено, только жизнь внесла некоторые, гм, изменения.

Посмотрела на меня скорбно, хламидами своими – серое поверх зелёного – колыхнула и говорит: - Да уж знаю, что вы тут с наследником рода Пуйлов, Муйредахом, сыном Бендигейдврана, вытворяете. Даже хотела зайти на невест посмотреть, посоветовать. Потом решила – пусть сам себе жену выбирает: овдовить его никогда не поздно будет.

- Его овдовить или её овдовить? – осторожно переспросил я.

Баньши вздохула. – Тут ты прав, смертный. Я покровительствую славному роду Пуйла. Похоронить можно любого из супругов или обоих. Но если уж сын Бендигейдврана перестал бить баклуши и вспомнил о своих обязанностях перед родом – пусть ещё поживёт. Посмотрим. Ты свою работу, смертный, выполнил. Моей оплаты тебе хватит. Но в приплату, - она впервые улыбнулась, и я увидел её зубы. Хорошие зубы. Без кариеса, белые-белые. Человеческие. Но было в них что-то хищное. – Но в приплату я запомню твой род тоже и присмотрю за ним.

Она повернулась к вжавшемуся в стул и побледневшему так, что татуировки и шрамы стали много ярче, фомору. – А тебя, Конанд-младший, сын Фебара, я пока просто запомню.

И – рраз! баньша исчезла. Просто растворилась в воздухе. Хорошо им, первично бесплотным.

Мы с фомором облегчённо вздохнули и расползлись на стульях.

- Вот и всё, - сказал я – и ошибся.

Дверь резко хлопнула, и в комнату вошла Ира.

- Понятно, - сказала она, одним взглядом окинув меня, Кононда, опять вжимающегося в стул, и батарею пустых бутылок, прикрытых газеткою. – Так, значит, ты дожидаешься клиента в офисе! – Она потрясла сорванным объявлением и выразительно зачитала:

- Британский поданный Афанасий Пуйл, 184/90, волосы соломенные, ищет женщину загадочной местной души с целью создания семьи и продления рода Пуйлов. Рассмотрение кандидатур и знакомство с 8 часов утра в офисе по адресу... – Ирка сердито сверкнула глазами. – Ну, и кто из вас Пуйл?

Конанд сполз со стула на пол и безуспешно попытался стать незаметным.

- Э-э-э, знакомься, Ирочка: это мой помощник Конанд, - начал я, но продолжить не успел.

Никогда я ещё не видел Ирки такой возмущённой.

- Вот отсюда, алкоголик! Духу твоего чтобы здесь не было! И бутылки забирай!

- Слушаюсь, Хозяйка, - гаркнул фомор. Он вытащил из обвисшего кармана здоровенный кусок рыболовной сети, быстренько сгрёб на него все бутылки и, перекинув узел через плечо, устремился к выходу. На пороге он оглянулся и подмигнул мне подбитым глазом: - Не плачь обо мне, Хозяин!..


fryusha: (Default)

6.

Водка со сливками – чертовский напиток, если кто понимает. После того как посыльный принёс из магазина очередной набор по четыре, все уже были хороши.  

Конанд, Фебаров сын, приставал к нам, чтобы ему на полу провели прямую линию, а он по ней проскачет на одной своей конечности – любой, на наш выбор.

Домовило нудил: - Вот не люблю я вас, фоморов, вот никак не люблю. Но – уважаю. За вашу принципиальность. Вот тебя – уважаю, хоть ты и фомор...

Ховалко был примиряющ: - Не надо, Домовило, так про фоморов говорить: все мы – один чёрт. Потому что важно не кто – кто, а – личность. Мы все здесь – личности. Даже вот этот, Хозяин наш, ведь глянь – никто, людь какая-то, а – личность...

– Уважаю, - откликался Домовило.

Меня по пьяному делу осенило опробовать слово баньши.  Как только я смог донести идею до собутыльников, все её дружно поддержали. Мы сгрудились у окна, и они стали меня торопить и тыкать пальцами в редких прохожих. Я отбивался, пока не появилась дама с собачкой. Я их уже встречал на нашей улице: дама была неопределённого возраста и вида, но приятных очертаний. А вот собак был маленький, плотный и увесистый как два кирпича и покоился на толстых и кривых крепких ножках. Держался он важно, ощущал себя собаком личной охраны и рычал, когда я, проходя, смотрел на хозяйку.

На тротуаре напротив какая-то богатая контора выгородила свою входную зеркальную дверь чугунными столбиками с цепями. Столбиков было четыре, а функция у них была теоретически эстетическая, а практически вполне собачья.

Как только пёсик направился к столбику, я оплакал этот бедный чугун, его усталость металла и разрушение структуры от собачьей мочи. Черти посмотрели на меня, как на психа, но стоило псу задрать ножку, как чугунная балясина с грохотом рухнула. Дама и все мы аж подпрыгнули. Я бы на месте пса просто обмочился, но он просто с важным видом прошествовал к следующему столбику. Я едва успел оплакать этот столбик, как он рухнул тоже. Из двери выскочил охранник, а дама с видом «уж не думаете ли вы» подхватила пёсика на руки и стремительно понесла за угол. Собак с её рук взирал на мир с видом осознавшего себя супермена.

Черти хлопали друг друга по спинам (меня не рискнули), хохотали и предлагали открыть совместное ЗАО. Мол, раз уж мне западло убивать млекопитающих, можно сносить старые здания, выводить клопов и тараканов – и много ещё чего.

Встал вопрос: осталась ли та же способность у баньши, после того, как она дала своё слово мне. Большинством голосов решили, что – осталась. По крайней мере идти к ней и проверять не захотел никто.

Фомор Конанд признался, что за приличествующий случаю гонорар взялся помогать последнему наследнику роду Пуйла, Муйредаху, сыну Бендигейдврана, скрываться от баньши. Тут ведь что важно – и гонорар приличный, и наследник приличный. Он сейчас здесь в городе гербициды от Доу Хемикал продаёт. Этой фразы оказалось достаточно, чтобы Ховалко на миг закатил глаза, прислушался к чему-то, видному только ему, и сообщил:

- Муйред Пуйл, гостиница «Марк», второй этаж, комната 213 – сейчас спит, спрятавшись под кровать.

Все замолчали, покосились на меня и даже вроде как слегка протрезвели.

- Эх, плакали мои денежки, - пригорюнился Конанд и стал искать у меня в пустых шкафчиках что-нибудь съестное, чтоб развеять огорчение.


fryusha: (Default)

5.

- Та-а-ак, - говорю я им, а сам думаю, что детектив-аналитик из меня, как из этого самого, потому что вижу здесь один идиотизм и ни пикселя больше. – Та-а-ак, дорогие мои гости! Потому что хоть вы здесь и издревлева живёте, а всё по закону я здесь ответственный арендатор помещения. Так что, добро пожаловать, дорогие гости. Позвольте мне на правах хозяина пригласить вас к столу и сбегать, как самому молодому, за бутылкой. И не изволите ли представиться для знакомства?

Тут левый старикан одобрительно кряхтит и начинает опять излагать историю древнейших времён. – Первично бесплотные, - говорит, - в ваши первобытные времена величались богами и демонами. Вот, - говорит, - боги домашнего очага, демоны потерь и находок, а то и вовсе морские заморские демоны навроде нашего лиха одноглазого...

Морячок наш согласно кивает, но тут втирается второй дедок и говорит: - А по нынешним временам крупных монопольных религий все мы у вас прозываемся черти. Мы вот двое – из рода Анчут, он – Домовило, а я – Ховалко. А это, - говорит и носок мой недожёванный из пасти морячка выдёргивает, - это чёрт морской из роду Фоморов. Как звать-то тебя, фоморов сын?

Тот нитки сплюнул и важно так: - Я, - говорит, -  Конанд-младший, Фебаров сын. А ты, - говорит, - Хозяин, за водкой побежишь, так и селёдочки прихвати, я её в аккурат разделаю.

Тут меня на смех пробивать начало, потому как понимаю, что я ещё ни граммульки не принял, а уже чертей вижу. Сказки Андерсена вспомнил и домового Домовилу спрашиваю: - Вам, может, из магазина сливок прихватить? – Он согласно кивает, а Ховалко мне: - Не парься, Хозяин, закажи по телефону срочной доставкой четыре водки, черыре сливок – намешаем – и селёдок штуки четыре, чтобы заморец себя по-свойски чувствовал. И за карман не хватайся, вот, держи – тысячная деньга, что ты месяц назад потерял. А вот ещё пятитысячная, которую твой сосед не может вспомнить, куда заховал...

Короче, через полчаса сидим мы, будто так и надо, холодную водку со сливками пьём, Конанда нашего развязали, он рыбкой закусывает. Домовило до того разошёлся, что анекдоты из доисторической жизни вспоминать стал. Сам один и смеётся.

Стол сервирован скудно: вместо тяжёлых гранённых хрустальных стопочек – одноразовые пластиковые стаканчики, которые даже потеть как надо не умеют. После второго раза одноразового мой вопрос дозрел до произнесения вслух: - А чё такого особенного в моём случае? Вон Емеле щука своё слово передавала, ещё с кем-то чё-то такое было...

Все трое посмотрели на меня так, будто я вувузела или лепатата какая.

- Что есть смерть? – риторически вопросил Домовило. (- Верно, правильно, - отозвались оба других чёрта, - это хорошее объяснение.) – Смерть есть для людей отделение бесплотной части, у кого она есть, от плотной и уход её из мира Слова в Молчание. А что есть смерть для бесплотного ангела или призрака? Может ли убить архангел Михаил архангела Сатанаила или наоборот? Бесплотных и бессмертных убивать можно, но сложно. Баньшия может убивать – всех. – Речь настолько разгорячила Домовило, что он даже взял закусь.

- Ограниченьице есть, - вставил Ховалко. – Оплакать баньшия должна не заочно, а в присутствии будущего покойника. Это усложняет.

- Фигня, не вопрос, - отмахнулся опохмелившийся и ободрившийся Конанд. – Вон, вишь, к примеру, муха сидит. Вот Хозяин её оплачет с указанием вида немедленной смерти, что погибнет она, залетев, скажем, в дыхательное горло продавца, который нам такую селёдку выбрал.  И – опа! муха оплакана – очно, продавец – заочно, а имеем враз два трупа! С понятием надо.

- С поня-я-ятием, - передразнил его Ховалко. – Сам то зачем сюда явился?

- Так вот же, - Конанд ткнул в мою сторону пластмассовой одноразовой вилкой с селёдочным хвостом, - его же убить, Хозяина.


fryusha: (Default)

4.

Уж не знаю, чего я ожидал, подслушивая под дверью. Судя по характеру гостя, я бы не удивился, если бы он пальнул в потолок и заорал «Всем лечь на пол – это вооружённое изнасилование!» - и заржал бы, радуясь своей шутке. Или если бы из-за двери раздался, как писали романисты сто лет назад, ледянящий душу вопль ужаса, от которого кровь застывает в жилах. Или хоть какая-то разборка между вновь пришедшим и теми, кто там был. Однако после короткого неясного восклицания воцарилась полная тишина. Я засёк время и выждал целых три минуты. После этого осторожно вошёл в свой собственный офис.

Кажется, я тоже издал короткое восклицание.

Три стула стояли вдоль стенки. На среднем, связанный и перемотанный какой-то самодельной деревенской бечёвкой, сидел мой последний гость. В рот ему был вбит кляп из моего давно утерянного носка. По сторонам от пленника торжественно и с достоинством восседали два дедка. Такие, знаете, лысые, гладко бритые, морщинистые и крепко загорелые – словно выточенные из орехового дерева. На них были немодные холщовые костюмы, узловатые крепкие руки покоились на коленях.

- Здоров будь, хозяин, - торжественно сказал один из них, сидевший слева от пленника.

Не дождавшись ответа, поскольку я стоял, разинув рот, второй произнёс, видимо, мою реплику:

- И нам всем не хворать.

- Здравствуйте, - торопливо догнал я. – Э-э-э, добро пожаловать. – И не успев составить красивую фразу «Могу ли я узнать, чему обязан приятностью встречи, кто вы и почему связан этот клиент», столь же торопливо брякнул: - А вы кто? И вот этот – кто?

Левый дедок приосанился и начал: - В доначальности было досущее Молчание, а в нём древляне. А когда появилось Слово и создан был мир, то многие древляне перешли в мир, и от них пошли первично бесплотные. И заселен был мир первично бесплотными, плотными и вторично бесплотными...

Второй дедок не выдержал и встрял: - А только закон и порядну всегда блюли! – Он выдернул носок из пасти пленника и продолжил, обращаясь, видимо, скорее к нему, чем ко мне. – Если какой из наших – а то пусть даже хоть и из кудесников – на чужую землю входил, то поперву челом бил, опасительные грамоты предъявлял и дань давал!

Освобождённый от носка пленник фыркнул смешанным духом перегара и разжёванного носка. Я инстинктивно отодвинулся на шаг. – Гы, - сказал он насмешливо дедкам, не обращая на меня внимания, - нашли с кого чего требовать да кого чем пугать. С меня вам хрен чё обломится. И сделать вам со мной чего – кроме как вязать да морду бить – силёнок не хватит. А потащите в межземельный суд – я вам первый попомню, чего вы при живом смертном человеке рассказывали! – Тут он обратил на меня внимание своего подбитого глаза и, ухмыляясь, предложил: - А хотите, я вам этого свидетеля кончу? А вы мне его за дань засчитаете.

Я вздрогнул.

Дедки жалостливо переглянулись. – Как были фоморы дурными, так и остались, - сообщил один из них другому. – Только одно и умеют. А вот того не знаешь, что у нас, по-вашенски говоря, - он подъял заскорузлый палец, - пре-це-дент возник. Вашенская госпожа баньшия отдала этому смертному своё Слово. С одной стороны посмотреть – вишь, простая людь. А с другой – вторично бесплотный с силой первично бесплотных. Понял? Управы на тебя нет? А вот он сейчас о тебе всплакнёт – и нетути тебя! А?

В отличие от меня пленник прекрасно понял, о чём идёт речь. Вся его бравада исчезла полностью, он даже как будто протрезвел и стал дёргаться в верёвках.
– Хозяин! – завопил он. – Я же не знал! Рано мне ещё помирать! И чё мне одному – поплачь уж тогда и о них!..

Старички зашевелились беспокойно - и быстренько снова запломбировали кусающегося пленника носком.


fryusha: (Default)

3.

Я ещё стоял у двери и пытался понять, что происходит (варианты включали версию, что сумасшествие бывает заразным), когда услышал, что кто-то быстро ковыляет вверх по лестнице. Я отпрянул от двери: есть что-то стыдное в том, чтобы подслушивать, даже если это твой собственный офис.

Появившийся кадр был кем угодно, только не феей. Тельняшка-безрукавка открывала мощные бицепсы в невнятных линялых наколках, широкие и грязные штанины практически накрывали ступню (знаменитый клёш моряков так и был задуман, чтобы в воде скинуть штаны, не разуваясь), стальные коронки во всю приоткрытую пасть и мощный дух перегара. Ковылял он быстро, но валко – то ли это была такая морская походка вразвалочку, то ли по пьяни шатало, а, может, он просто хромал. Как детектив-аналитик, я предположил, что имеет место всё сразу.

У меня ещё была тихая надежда, что он торопится в какую-либо из других квартир на площадке. Но сегодня день открытых дверей выпадал мне. Мужик подвалил с наветренной стороны и накрыл залпом перегара:

- Привет, браток! Туда? – он мотнул головой в сторону моего офиса.

- Ну, - ответил я, стараясь ему соответствовать. Мы, частные детективы, становимся большими психологами и стараемся разговаривать с каждым на его языке.

Он ткнул корявым пальцем в табличку «Частный детектив» и соболезнующе сказал:

- Извиняй, браток, но ищи себе другого сыскаря. – И, не ожидая моей реакции, прислушиваясь к голосам за дверью, спросил: - Он там один?

- Не знаю, - сказал я, обходя тот факт, что «он» - это я. - Голосов точно двое.  

- Молодец, браток, - обрадовался стальнозубый, - аналитически мыслишь, прямо как чернокнижник какой. Я тебе анекдот про двухголового попугая не рассказывал?

- Не, - сказал я, косясь на его переступания-пританцовывания.

Он перехватил мой взгля и осклабился. – Не все фоморы одинаково одноноги, - сообщил он мне непонятное. - Тсс! Затухни и вали отседова. Слышишь: разговаривают.

Из приоткрытой им двери доносился продолжающийся диалог:

- ...Потому сперва было слово, а уж потом словесники...

- А древляне подревнее, они с дословесного времени...

Моряк оттёр меня плечом и проскользнул вовнутрь. Подмигнул и доброжелательно прошептал: - Вали отседа, здесь щас такое будет!.. – И захлопнул за собой дверь.

Я остался стоять, прилепившись ухом к филёнке.


fryusha: (Default)
2.

– Входите! – крикнул я, поднимаясь со стула. И в комнату вошла тётенька далеко не первой молодости. Так, если прикидочно посчитать, что чему соответствует, – примерно четвёртой с половиной молодости. Обилие косметики и многослойные хламиды выдавали типичную одинокую городскую пенсионерку со странностями, их у нас на любой квартал всегда несколько штук. Как правило, они содержат толпы приблудных кошек и кормят на пенсию окрестных птичек – или, напротив, агрессивны и шугают мальчишек и подозреваемых в маньячестве. Эта тётка кошками не пахла, а если даже и пахла, то всё мощно заглушало парфюмерное облако цветочных запахов. Клюнув на обманку, в окно залетела пчела, исполнила ритуальный танец облёта объекта и явно разочаровалась. Я остался молча стоять и не пригласил тётеньку присесть, надеясь, что она – что бы там она ни предлагали или распространяла по квартирам – быстро свалит. Она это усекла, но только зыркнула на стул, выпрямилась ещё больше, задрала подбородок и торжественно произнесла:

- Приветствую тебя, смертный человек, и желаю тебе доброго дня!

Я уверился в диагнозе. Сесть всё равно не пригласил, но театрально повёл ручкой, дрыгнул ногой, как делали мушкетёры в кино, - шляпы у меня всё равно не было – и провозгласил с её же торжественными интонациями:

- Приветствую вас, сударыня. Чему обязан честью?..

- Ведомо мне стало, что ты изрядно ищешь пропажи, человек. - Ага, смекнул я, реклама от ночного сторожа, велосипед которого я отыскал. – Знай же, смертный, что я – фея из-за холма, известная в вашем мире как Андрэйст. Я покровительствую славному роду Пуйла. Рок присудил, что настала пора умирать последнему наследнику рода – Муйредаху, сыну Бендигейдврана. Но, изменив традициям и чести рода, он не стал ожидать моего плача как презнаменования скорой приближающейся кончины, а трусливо сбежал и затерялся в вашем городе. Сыщи мне его – и я тебя награжу по-королевски. Назови мне любой задаток – и я тебе его дам!

О-о, подумал я, дело-то далеко зашло. Но по нынешним правилам, пока человек социально не опасен, насильно забирать и лечить его нельзя. Настала пора кончины – это уже угроза и социальная опасность или ещё просто вроде пугания? Главное – не раздражать. Я слегка поклонился.

- Спасибо за доверие. Я постараюсь отыскать этого... Бендигейдврановича. Но в качестве задатка мне достаточно вашего слова. Лучше скажите, где я смогу вас потом найти, чтобы рассказать о выполнении поручения.

Тётка впервые растерялась.

- Мего слова? Да, я обещала любой задаток. Ты вправе требовать моё слово. Ты его получил. – Она слегка сникла. – Ты сможешь найти меня к северу от солнца, к югу от луны – в полночь у вашего городского фонтана.

Она повернулась и выбрела из моей квартиры – вместе с цветочными амбре и случайной пчелой. Я высунулся в окошко и стал ждать. Ждал долго. Даже если учесть её возраст и отсутствие лифта, она должна была уже показаться. Может, она живёт в этом подъезде, где у меня офис? Это бы многое объяснило – и знакомство с местным ночным сторожем, который ей меня подсунул, и её визит по-соседски. Мне стало жаль сумасшедшую. Пять этажей по четыре квартиры – не так уж и много. Надо будет поточнее списать с диктофона её имя, - может как-нибудь созвучно с фамилией. Андреева? А там, дальше – есть у меня бывший одноклассник, ныне фельдшер в психушке, порекомендует что-нибудь. Для верности я сбежал вниз по подъезду: вдруг она сидит, кукует где-нибудь на площадке между этажами. Как я и думал – никого. Пустой тихий подъезд.

Вернувшись и уже взявшись за ручку двери, которую я оставил незапертой, я замер. Изнутри моего офиса были слышны голоса.

- ...Слово – оно не воробей, - увесисто произнёс кто-то.

- Взял слово – держи! – подхватил второй.

Чёртов Конфуций, подумал я.  


fryusha: (Default)

ПЛАЧ СЕЗОНА
1.
- Ещё Конфуций говорил, - сказала мне Ирка, - что если очень долго сидеть в офисе, то рано или поздно принесёт клиента.
Я поправил её, что там речь шла как-то больше не про живых клиентов, а про трупы. Ирка отпарировала, утверждая, будто для частного детектива, каким я являюсь, труп тоже может быть клиентом. И во всяком случае лучшим бизнесом, чем дело о пропавшем велосипеде ночного сторожа, которым (делом, а не сторожем) я хвастаюсь уже почти полгода.
Короче, моё нытьё и предложения поискать клиентов самостоятельно по разным местам вне офиса были Иркой пресечены на корню. Знаем мы эти места, сказала она. Всё время, пока она будет встречаться со своей заказчицей в Испании, мне было велено проводить неукоснительно в офисе. Ожидая клиента по Конфуцию. Или даже так – Клиента, с большой буквы.
По случаю жары мне удалось выторговать майку-безрукавку с вызываающей надписью «Фак Гугл – аск ми!» и шорты. Против шорт Ирка сначала возражала двумя противоречивыми тезисами: будто я буду шокировать посетителей кривыми волосатыми ногами и будто я собираюсь завлекть обнажёнными мускулистыми икрами женщин. Детектив должен одеваться как все, не выделяясь из толпы, поучала она. Я предложил ей выглянуть в окно или с балкончика нашей пятиэтажки. По случаю небывалой жары все ходили в шортах. Или ещё хуже. Подумав, Ирка согласилась. Майка вообще прошла цензуру сразу – похоже Ирка не верила ни в знание английского арбатовцами, ни в то, что ко мне придут хоть какие-то клиенты.
Вернувшись из аэропорта я приступил к выполнению обещания. К сидению в офисе. Первые полчаса я раскладывал маджонг и думал об Ирке.
Вторые полчаса я начинал новую правильную жизнь и учил её чёртов испанский, все эти упражнения «Эскуча и репита!» - пока окончательно не наскучило. Впрочем, три слова я выучил: ночь – ля ноче, луна – ля луна, а корма корабля – ля попа.
Уж не знаю, что бы я делал в следующий отрезок времени, но в этом забеге выиграл Конфуций. Кто-то постучал в дверь – вместо того, чтобы позвонить. Или даже не постучал, а попинал. – Входите! – крикнул я, поднимаясь со стула. И в комнату вошла


ВЫБОР

Jul. 17th, 2009 10:30 am
fryusha: (Default)

Образовалась идея рассказа. Фантастического – не по качеству, а по жанру. Но куска не хватает, не могу сходу сочинить. Да и ленивый я, поэтому – кто хочет – отдаю в добрые руки.

Сюжет такой.

2009-й год. Герой, на которого сегодня-завтра наедут братки, власти, конкуренты, отправил дочь с женой на отдых, чтоб их не было в доме и приготовился застрелиться. Если он останется жив, то способная дочь не сможет учиться в колледже, жена только недавно оправилась после тяжёлой болезни, без денег и с покалеченным мужем они пропадут. А без него вполне смогут продержаться дальше... И думает: ах, если бы можно было всё переиграть!

Тут появляется ангел: каждая миллиардная внутренняя мольба исполняется. Но есть ограничения: отматывается 12-летний цикл назад и он должен принять сам кардинальное решение.

1997-й. Ему предстоит выбор – бросаться в рискованный бизнес или продолжать корпеть в вымирающем НИИ, - или продавать газеты, гербалайф и т.п. Жена больна. Дочка маленькая, болезненная, детское питание дорогое. Он сжимает зубы и просит ангела отмотать ещё виток.

1985-й. Он заканчивает ВУЗ вместе с девушкой, в которую влюблён. Её распределяют в НИИ. Он может распределиться туда вместе с ней или отказаться от этого. В последнем случае на это место вторым от ВУЗа пошлют однокурсника-сердцееда, которого он давно и взаимно не любит. Просит ангела вернуть в прошлое ещё на цикл.

1973-й. Вот тут у меня в рассказе пропуск – дыра – лакуна. Есть несколько слабых наводок, что может определить выбор пацана. Такой, чтобы взрослый ретроспективно всё равно от него не отказался.

1961-й. Бегущий сперматозоид грустно вздыхает, пожимает плечами и поворачивает обратно.


fryusha: (Default)
Вот сильно задумался: если уж заниматься графоманством, то - стихи или прозу? Вот попытка начала первой главы:

ТЕКСТОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ В

Глава 1, из которой видно с какими людьми приходится иметь дело.

Срок свой отбывал Николай Николаевич Стрижников тягостно, но сугубо старательно. Вот уже третий год каждый божий будний день он просиживал у аппарата спецсвязи в своём кабинете неотлучно с деяти утра до тринадцати ноль-ноль. А ведь мог бы и перепоручить пребывание на посту своему секретарю, Эмме Павловне, благо была у него секретарь, проверенная по все статьям, такая, какую и полагается иметь заместителю главы городской администрации по международным вопросам. Даже если город и не ахти какой по размерам и геополитическим вывертам, а всего только и есть, что наш Арбатов. Но если бы Николай Николаевич оставил на спецсвязи секретаршу, то жил бы он и далее тихо и благостно, но в случае какого начальственного спецзвонка обо всех иных амбициях и мечтаниях мог забыть навсегда. Этот уютный кабинет на третьем этаже так бы и остался потолком и вечным тихим упокоем его карьеры. А ведь были, были мечтания и ещё какие! Полковничье звание позволяло надеяться на место если не начальника терминальной таможни, расквартированной ныне в Арбатове, каковое занимал сотоварищ по адьюнктуре Егор Никитин, то хотя бы первого заместителя.

В прежние кризисные и смутные времена случалось Арбатову достойно стоять крепостью на южной границе Московского княжества. Именно здесь разворачивал линию войск Борис Годунов, пугая ими идущую армию крымского хана, а заодно всех местных леших и степняков. По нынешним временам арбатовский таможенный терминал задерживает все товары, предназначенные для продажи в Москве и Московской губернии, и размещает их на таможенном складе – по стольку-то золотом за каждый квадратный метр в сутки, – и выпускает только по предъявлению разрешающей грамотки, что товар соответствут московским нормам.  А кто ж даёт такую грамотку? – Так вон, пожаловать извольте – отдельная организация, лицензированная от Министерства благополучия граждан самым что ни на есть главнейшим санитаром страны – в нашем же таможенном здании соседняя дверь. А сидит там солидный такой седоватый дядька в очках, серьёзный приёмщик образцов товаров на проверку качества, да на вкус и цвет, а то и на размер да потраву. И говорит он самым наилучшим человеческим голосом: всё, мол, судари мои, сделаем недорого и в соответствии с ценником, только не обессудьте: подождать придётся недельку-другую: очереди у нас, работы много.

Ах, хорошо быть таможенником! – вскрикивал иногда Николай Николаевич, оставаясь одинёшенек в своём кабинете. И даже выскакивал из-за стола и совершал несколько танцевальных движений.


fryusha: (Default)
Продолжение фантастического детектива "Безмен правосудия"
http://fryusha.livejournal.com/116241.html
окончание 2-ой главы:
Read more... )

Profile

fryusha: (Default)
fryusha

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 21222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 02:27 am
Powered by Dreamwidth Studios