fryusha: (Default)
До нового года ещё ужас сколько всяких разных дел, но народ уже в преддверьи западного Рождества начал поздравлять с наступающим.
Так что - и я не буду отставать:
со всеми наступающими праздниками!
2013
P.S. Одна бакенбарда получилась больше другой, но это нечаянно.
fryusha: (Фигнестрадание)
"Стоит человек. На груди тельняшка, на носу прыщ и в душе, сразу видно, осень. Причем не первый год."
04 08 12
fryusha: (Default)
В 1991-ом я стажировался в Абердине и работал вместе с Питером Грином и Терри Дандо. Я нарисовал их - что уже не подарок :)  - и нагло потребовал, чтобы они подписали свои портреты в знак признания сходства. Подпись оказалась ещё круче, чем рисунок:
fryusha: (Фигнестрадание)
А это рисунок ныне покойного Antoon'a Akkermans'a, заведующего кафедрой в Уинверситете Вагенингена. Он подарил мне его в 1987.
fryusha: (Чессно)
Рисовать легче всего на лекциях.

Смотреть... )
fryusha: (Default)
В ту пору, когда Монаков был ещё сильно молод, он любил, как сказали бы сейчас, прикалываться.

Советское время, 60-е годы, то есть иностранцев в Москве – есть, но мало, они – особая статья. Монаков – в кожаной куртке, с бородкой и трубкой в зубах – заходит в крутой центральный ресторан и, когда к нему подходит официант, обращается на прекрасном английском языке. То есть – это произношение прекрасное и безукоризнено английское. А вот слов там настоящих нет, только тщательно подобранный набор звуков. Официант балдеет: он курсы кончал и объясняться с иностранцами может, но в данном случае... Официант извиняется на английском и просит повторить. Монаков терпеливо, хотя и чуть раздражённо, повторяет свой монолог с вариациями ещё пару раз, после чего пожимает плечами и переходит на ломаный русский. Официант счастлив, что избежал неприятных разборок и обслуживает его с восторгом.

Монаков умел имитировать чужие голоса. Однажды он ещё с одной девушкой, которая имела опыт диктора на радио, сделали целый монтаж. Монаков примчался на работу с магнитофоном и сказал: - Вот, включил радио – а там передача про наш институт – чудом удалось записать... – И включал магнитофон. Действительно: гаденькое музыкальное вступление... на передовых рубежах науки... наш корреспондент... въезжаем под берёзы... светлые здания... интервью с сотрудниками... И вот тут начиналось самое замечательное: голоса сотрудников узнавались без представления, но, Боже, что за ахинею они несли! По своей теме и по своему характеру, но – чушь полную, возрастающую с каждым новым интервью. Так что постепенно слушатели въезжали в то, что это прикол. Происходило это обычно на уровне интервью с «аспирантом из солнечного Азербайджана Мамедом Салмановым», который говорил: «- Приезжайте, гостем будете, баранину привезёте...». (Только два человека в институте – Б.С. Кузин и мой отец – были настолько уверены в возможном идиотизме человечества, что приняли этот монтаж за правду до самого конца.)

В конце 60-х – не все сейчас помнят – у нас на слуху были хунвэйбины. В.И. Романенко рассказали частушку:
Полюбила хунвэйбина
И повесила портрет.
Просыпаюсь утром рано –
Хун висит, а бина нет.
К Романенко частушка привязалась, он полдня ходил и бормотал её себе под нос, а выговорить её было некому: вроде и ничего неприличного в ней нет, а всё-таки... Наконец, набрал номер телефона Монакова и, как только трубку сняли, выпалил:
- Андрей, слушай! – и частушку.
В ответ раздалось очень солидное, весомое и брезгливое: - Что-о это-о за безобра-азие! Кто это говорит?..
Рпоманенко отшвырнул трубку на рычаги. Не туда попал! Сначала испугался. Потом обрадовался, что не представился. И лишь потом уже до него дошло, что это Монаков баловался начальницким голосом.

Мои рисунки того времени: Монаков без бороды и с бородой:


Рисунки: )
fryusha: (Default)

А начал я работать на компьютере в 1986 г. У меня был IBM с двумя рабочими дисководами и вот таким монитором.
fryusha: (Default)
потому что все модели сидят неподвижно и дремлют. Ну, тут и самому остаётся
либо примкнуть к коллективу и спать (главное - не храпеть и не ронять голову),
либо рисовать. 1992.

Картинки  )

fryusha: (Фигнестрадание)

Фройлен Фрюлинг, Брауншвейг

В.М., Москва

В.Х., Харьков
fryusha: (Взгляд на мир № 9)

Раньше я не знал, что мне нравится рисовать людей. В младших классах на уроках рисования малевал, что было велено, и даже получал пятёрки – за старательность. Там были перерисованные с открыток берёзы с яблоками (сезоны года) или зелёные танки и самолёты с красными звёздами, подбивающие чёрные танки и самолёты (рисунки на вольную тему или к 23 февраля). А ещё моя мама в соответствии с учебником изобразительных искусств заставляла сыновей дома рисовать отточенным карандашом шар или пирамидку, накладывая на них тени, или акварелью цветок в вазочке. К концу школы я о таких вещах и вовсе думать позабыл.
А вот когда я после школы пошёл работать, то познакомился со Славой-журналистом. Это сейчас, если верить Интернету, у него награды и даже знак «Четвертая власть. За заслуги перед прессой». А тогда он женился в наш посёлок и временно работал старшим лаборантом. Он мне сказал: Я хочу написать книжку о моих здешних знакомых, а ты её проиллюстрируешь. Я прямо опешил и говорю: Так я же рисовать не умею. А он мне: Фигня, зато ты их очень хорошо знаешь!
Стал я пробовать рисовать знакомых.
Вот заходит ко мне Андрей Монаков, застукал за рисованием, посмотрел, посмеялся и говорит: Отдай их мне. И положил у себя под стекло. Приходит мой шеф. Он ему: Юр, узнаёшь, кто это? Шеф у меня с хорошим чувством юмора. Поржал до слёз. Узнаю, говорит.
А кто?
Ну, это Безлер. Гы-гы-гы. Это – Виталька. Гы-гы-гы. А это… Где-то я видел эту морду, кто это?
Это ты.
Никогда я не видел, чтобы у шефа так лицо в одно мгновение менялось. Посерьёзнел и говорит: Непохож!
Я не сразу понял, что не надо показывать свои рисунки окружающим. Почему-то все себя видят, ну, иначе как-то. Не так, как я.
Нарисовал коллегу Лену. Она повесила портрет у себя в комнате в общежитии. Парень, который за ней ухаживал, всё время ей говорил: Да сними ты этот портрет, он на тебя непохож. А однажды поссорился с ней и крикнул: Ты ПОХОЖА на свой портрет! И ушёл, хлопнув дверью. Когда они поженились, приехала её мама, увидела портрет, заставила снять.
А ещё к шефу в командировку приезжала полячка пани Иоанна Пиларска. Я её нарисовал, а она послала свой портрет мужу. Муж посмотрел на неё новыми глазами – и перестал ей писать письма.
А ещё я рисовал свою жену. Пока она не объявила, что после следующего рисунка подаст на развод. А портреты будут фигурировать на суде в качестве свидетельства.
Ну, я и перестал.
С тех пор рисую в основном автопортреты.
А если ещё кого нарисую, то стараюсь не показывать :)

fryusha: (Фигнестрадание)

Земля – и плоскостью блина,
И куполом папахи.
И три слона танцуют на
Огромной черепахе.

Качает дом или подъезд
От ихнего канкана.
Охота к перемене мест
Уже после стакана.

И раскачался океан,
И близится цунами...

Как нелегко, когда я пьян,
Жонглировать слонами!
fryusha: (Фигнестрадание)


Upd. Спасибо Irka_brigadirka - вот песня про сов:
http://www.moskva.fm/artist/les_pires/song_021193

Profile

fryusha: (Default)
fryusha

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 21222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 02:28 am
Powered by Dreamwidth Studios