fryusha: (Взгляд на мир № 9)
Трудились-трудились сотрудники центра Опилково да и создали наномодифицированную репу. Такую малюсенькую-пренанюсенькую, но сытную-ю-ю!.. Одну сьешь – и боле не надо. А солдатам на пропитание вообще одна репка два мешка брюквы заменяет, а то и три. От генералов заказ, ещё от какой сердюковской подруги остался.
А только там у них в наноцентре дед один сторожем работал, Федосеич. Ну, он эту семечку, ясно дело, и скрал. Думает: если что – скажу: собой для науки жертвовал, на малоценном поголовье проверял. Стал семечку продавать, а никто не берёт. Он уж и бартером предлагал – за бутылку, а опять никто, только насмешничают.
Осерчал дед, обозвал их по материнскому капиталу и сам семечку у себя во дворе посадил.
А посадил-то без инструкций, неправильно. Ну, ямку каблуком копнул, а уж чем там полил-посолил – как получилось. Опять же у наносотрудников акустический код был, три слова заветные запаролены, - тоже Федосеич не угадал. Вот всё насупротив и получилось.
Выросла репка – ой-ой-ой! За ночь. Да... Вроде и не пил ничего. А вверх на ботву посмотришь – картуз упадёт, голова закружится.
Видать, корнями прямо из государственных недр подпитывается. Ну, закон у нас такой есть: всё, что глубже покойника закопано – это не трожь, это уже государственные недра захованы. Там прямо по покойнику границы обозначены: покойник сам себе свой, а ценности если какие на нём – это уже государственные, статья 233 Гражданского кодекса РФ.
Ну, Федосеич, пока какие органы не набежали глубину репки палкой мерять, да-вай её тянуть! Тянет-потянет – да ты чё, там тонны две, не менее!
Он давай родню кликать: артелью, мол, вытянем, а там поделим или ещё как! А народ-то пошёл мелкий, нефизкультурный, одна баба Клава с клюкой чего стоит! Нормальные-то все либо в городе на шабашке, либо срок досиживают, в деревне одни бабки, дедки да внучки, из города родителями сосланные.
А неродных звать – себе дороже.
Ну, понятное дело, деревенские – это вам не городские: какие-никакие, а всё равно свои. Картошечка картошечке глазки не выклюет. Вот все собрались, а потом ещё и кабыздохов в постромки впрягли. А чё? – на севере собаки ездовые, в Корее кормовые, а у нас будут репчатые. А насчёт кошек, так это всё враньё уже потом пошло: и тяги в них никакой, да и как увидали они, что за собаками пришли, так все сразу и попрятались кто куда. Не, кошек не было, врать не стану.
А вот мышу бабка Клава привела, да. Себе на подмогу, в связи со своей слабосильностью. На поводке. Ну, как все дёрнули разом по команде «&&&$$!» - тут репа и хлоп! ровно пробка!
Вот что сила коллектива-то может!
Начальство всё равно дозналось. Стукнул кто-то. Может, и кошки, но врать не буду. А скорее Маркарыч: пакость человек, хуже таракана, особо на трезвую голову.
Короче: приехали органы, чё нашли от репы остатки – забрали на анализы. Следователи всё записали, показания сверили, ты чё! там на каждом листе распишись – одной бумаги сколько извели!
У нас, говорят, в связи с росснано даже термин уже образовался: хищения в наноразмерах. Мышу с собой увезли.
А вот только Федосеича не тронули, даже по-своему одобрили: ну, результат-то у него больше, чем у учёных получился. Народный, сказали, умелец. Есть ещё в стране, мол, собственных плутонов! Самому Медведеву доклад послали! Он, говорят, заочно Федосеича похвалил: есть, говорит, в стране проблемы, но мы их завсегда решим, только надо к нашему тяговому народу управленцев из-за границы выписать. И потому велел в заграницах нокаутных мышей закупить: пускай наших мышей обучают!
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
Жили-были дед да баба.
И была у них курочка ребе.
И ещё была у них козочка ребе.
Ну, и так, по мелочи, ещё кое-что из имущества ребе.
А самого ребе в местечке уже не было.
Вот старик и говорит бабе:
- Слышь, старая, пойди-ка по местечку да поскреби: не наберётся ли ещё какой ребе?
fryusha: (Феечка)
Ах, Несмеяна вся горит.
Гастрит, радикулит, водянка,
Бронхит, отит, колит, ветрянка
И пропадает аппетит.

Анализы, кардиоэхо
Подсказки не дают врачу.
Рыдают – все.
Здесь не до смеха.
Врача уводят к палачу.

Но вот, от спешки задыхаясь,
Стуча по горнице клюкой,
К ней, наконец, приходит Хаус –
И сразу в терем и в покой!

Обшарив спальню Несмеяны
И на неё взглянув мельком,
Он сразу понял: - Тараканы! –
И трёт ей голову мелком.

Ура! Уже не будет страхов!
Ура! Наш Хаус снова прав!

(Простой народ лечил Малахов,
Которому помог Минздрав.)
fryusha: (Default)
ИЕРОГЛИФ «НОГИ» НА КРАСНОМ ОДЕЯЛЕ
Глазки скорей закрывай – и я расскажу тебе сказку. Как ты захочешь сама - пускай она будет хорошей. Там, где не ходит трамвай и где Кая везут на салазках, бродит смешная зима и всё посыпает порошей. Дворник отбросил коньки и толкнул деревянные лыжи, бедный, в мечтаньях всю ночь, что весна наступает с начала, - только на реках катки подступают всё ближе и ближе... Кинь иероглифы прочь, я тебе подоткну одеяло...
fryusha: (Феечка)
*вслед посту у Murmele*

Живая и мёртвая вода.

Живое и мёртвое пиво.

Принёс Ворон живого пива, Серый Волк отпустил воронёнка и полил Ивана-царевича живым пивом. Тот очнулся, глаза открыл и спрашивает: - Долго ли я спал?
Волк и говорит ему: - Ты и не спал вовсе, а было с тобою вот что...
fryusha: (Феечка)
Идёт по лесу Робин Худ,
Навстречу - Колобок.
- Вот славный, - Робин говорит, -
От пудинга кусок!

Идёт по лесу Робин Худ,
Навстречу - Айболит.
- Как славно, - Робин говорит, -
Что не метеорит!

Идёт по лесу Робин Худ,
Навстречу - Людоед.
- Ну что же, - молвит Робин Худ, -
Семь бед - один обед!

Идёт по лесу Людоед,
А вот и кончен лес.
А Робин в животе бурчит:
- Ни шагу без чудес!..
fryusha: (Феечка)
Алёнушка выскочила в сенцы, погрюкала вёдрами. Бадьи надёжнее, зато оцинкованные легче. Прицепила к коромыслу, побежала за молоком.
Погода за ночь переменилась. Не зря солнце красное в тучу садилось, а братец Иванушка рогами упирался, не хотел в стойло идти. А она-то на медовуху думала.
Потеплело. Кисельные берега чавкали под ногами. Вдоль по кромке выпал творожок. А по самой середине, поднявшиеся со дна и раздувшиеся, плыли трупы врагов.
Опять дети без молока к каше! И куда Онищенко смотрит!
Дети уже встали – ни свет, ни заря достали из сараюшки мужнины сети и с криками и гиканьем отлавливали утопленников. Самый младший уже понёсся барабанить в дверь, будить отца: «Тятя, тятя!..».
Алёнушка даже чертыхнулась. И этот хорош, не мог запереть сети как надобно. Она повернулась и пошла к дому – сейчас у неё все получат. Всем даст. Детям – каши, братцу козлу – тех ещё кренделей, чтоб не выступал, мужу – что заслужит.
Вёдра, уловив настроение хозяйки, молча и послушно, без всякого щучьего веления, тихо семенили на пару шагов позади.
Вот дети вырастут, мечтала Алёнушка, выгоню этих козлов, обоих, и буду жить-поживать бабой Ягой, сама по себе. Вот счастье-то!
fryusha: (Феечка)
Восьмое марта у Яги –
Плетёт венки, кидая в воду –
Давай гуляй свою свободу,
Забудь кастрюли-утюги!

Гуляй, красавица Яга, -
Пока нога не костяная,
Пока цветут, беды не зная,
Киселистые берега!

Пока не нарастают мхи,
Пока не сотня за плечами,
Пока нечистые ночами
Бормочут под окном стихи.

А в старости – кормить курей,
Искать по лесу стеклотару.
И тучек разгонять отару,
Чтоб не рыдали у дверей.
fryusha: (Default)
Жил-был один англо-британский мальчик. В армии ему дали малиновый берет, и когда он вернулся в свою деревню, то так и ходил всё время в этом берете. Англо-британские девушки на посиделках даже сначала пели: «Кто там в малиновом берете? Наверно, милый мой идёт...». А потом как-то понемножку разочаровались, перестали называть милым, а звали просто: Красный Шапочек. А заглаза и вовсе звали – Дюймовочек. Глаза у него, наверное, были такого калибра.
Вот однажды дала ему мама пиццу и горшочек с мёдом и велела отнести к одной бабушке, которая жила аж за лесом.
Вот идёт он по лесу, корзиночкой помахивает, песенки свиристит. А навстречу ему (не, не волк: волков в Англо-британии давно уж отстреляли всех) – навстречу ему лесной разбойник Робин Худ.
- Здравствуй, Красный Шапочек, - говорит Робин Худ. - Куда путь держишь?
- Здравствуй, Худой Робин, - отвечает Дюймовочек. - Работаю я в нашей семейной фирме по доставке пуддингов, пицц и пирожков. Вот, послала меня мать отнести вкусный пуддинг и горшочек мёда старушке, что живёт на дальней опушке леса.
Робин Худ как услыхал про пуддинги, пиццы, пирожки и прочие разные прелести, какие в лесу не растут, как унюхал запах вкусной ньюхэмблдонской еды, так у него прямо аж слюнки потекли.
Эх, думает, несла бы корзинку какая девчонка маленькая, так я бы ей накостылял бы по шее луком и корзиночку бы отобрал бы! (Бедным раздавать.) А этот – здоровый парень, малиновый берет, ещё неизвестно кто кому чем и куда вломит. Вот и говорит он ласковым голосом:
- Как же, как же! Знаю я эту бабушку. Винни её зовут. Только прямой дорогой идти к ней не след: здесь лес вырубили братья Пятачки и поставили свои особняки. Так и живут своими домами Ниф-ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. А при каждом особняке охранники – и пиццу отберут, и тебя в каталажку посадят. Я сам у них там недавно сидел, насилу похудел, чтобы через трубу сбежать. (Оттого и зовут меня теперь Робин Худ.) Так что ты лучше кружным путём иди.
- Спасибо тебе, добрый молодец, - говорит Красный Шапочек. - Так и сделаю. - И пошёл, куда послали.
А Робин Худ напрямки побёг.
fryusha: (Феечка)
Не так сложились облака,
Не так сыгрались ноты,
Или верстальщики в набор
Сваляли дурака –
И вот весёлый Волдеморт
Идёт домой с работы,
Где Гарри ждёт наверняка
За кружкою пивка.

И чертыхается Джоан
И проклинает маггла,
Который допустил изъян,
Верстаючи роман:
Какого чёрта Волдеморт
Теперь уже не падла,
А вместе с Гарри пиво пьёт,
Растя пивной живот!

А где трагедия борьбы
И шепчущие губы,
А где мелодия судьбы –
Побольше разных зол?
Не то сложилось в облаках,
Не то сыграли трубы –
И Гарри лупит –
Таррарах! –
Таранкою о стол!
fryusha: (Default)
Иван-царевич нёс лягушонку-царевну домой и сумлевался.
- А ты точно уверена, что обернёшься? – выспрашивал он. – А то смотри, я на зоофилию не подписывался. Может, тебе лучше на эксперименты на биофак в МГУ или вовсе в разведшколу? В разведшколе крутая карьера была бы с твоими-то способностями. Или, опять же, в кунсткамеру? Работа через день, знай интервью давай да автографы надписывай.
- Не сомневайся, Иван-царевич, - ответствовала лягушка. – За предложения твои благодарствую. А только я заветное слово знаю, это пароль такой, - и пин-код тоже. И в красну девицу оборочусь, но только после ЗАГСа.
Тут Иван-царевич начинал волноваться сызнова, но уже иначе.
- А в красну девицу – это что значит? Красная – распрекрасная или красная как после бани? Или вовсе как какая красная старушка из Зюгановских? Тебе годков-то сколько?
- Да ну тебя, Ваня, - смущалась лягушка. – Какая может быть старушка, когда лягушки столько и не живут. Это мы только до свадьбы в невестинский период голенастые, прыщавые да зелёненькие, а там уже распрекрасные.
- А точно знаешь? – тревожился Иван. – А как ты можешь точно знать, ежели до сих пор ещё ни разу не перекидывалась? А давай сейчас попробуем! А сколько лягушки живут? Про малолеток тоже уговору не было, я вам не педофил какой…
И он пытался осторожно, чтобы лягушка не заметила и не обиделась, рассмотреть поподробнее её анатомическое устройство.

Свадьбу оформили безо всякого венчания. А то церковники сразу такие запросы на пожертвования заломили, что – мама дорогая! Опять же юристы присоветовали на свадебной стороне не заострять, потому что не все иностранные державы такие браки одобряют. Так и оформили: контракт на ведение общего хозяйства при создании ячейки общества со взаимным оказанием различных услуг и с обязательствами о недопущении аналогичных с конкурентными третьими сторонами.
Со стороны жениха присутствовали сплошь официальные лица и ближняя родня.
Со стороны невесты – немногие одноклассники-коллеги: ведьма на метле, лоллипоп верхом на палочке да колобок своим ходом. Молодой новобрачный с особым подозрением на лоллипоп смотрел: и какого он роду, и не могло ли у него прежде чего с невестой быть.
- А может, прямо сейчас обернёшься? – тихо упрашивал он на церемонии. – Я для такого случая даже поцеловать могу.
- Да ну тебя, Ваня, не смущай, - розовела новобрачная. – Я же даже не одета, перед гостями неудобно будет. Вот к ночи останемся вдвоём – вот тогда.

В ночь Иван в красивых и свежекупленных свадебных трусах с сердечками сидел на краю кровати и ждал. А молодая бормотала пароли и ударялась о пол. Что-то там не заладилось с паролем. Или пин-код завис. Уж в кого она только не обращалась – а всё не то! Последним вариантом стала змея Скарапея.
- А вот уж такого я от тебя точно не ожидал,.. – сонно бормотал Ванька, отвернувшись носом к стенке полатей и давно уже примерившийся спать. На полу валялся том «Зоологии позвоночных», раскрытый на разделе «Строение нижнего плечевого пояса лягушки».

Жена ползала по квартире и шипела.
fryusha: (Феечка)
Атос, Портос и Арамис вышли из помещения на свежий воздух - подальше от чужих ушей. Они грелись в лучах осеннего солнца и прихлёбывали из гигантских кружек.
- И всё-таки, - сказал Атос, занюхивая изрядный глоток огурчиком, - я продолжаю утверждать, что нам надо обзавестись крепостью. У нас слишком опасные враги. Мне нужен собственный каменный замок.
- Фи! - Арамис небрежно промакнул физиономию кружевным платочком. - Вы преувеличиваете опасности, друг мой. Я прекрасно могу обойтись скромной хижиной - и пусть только кто-нибудь попробует выковырять меня оттуда!
- А я, - сказал Портос, похрюкивая от сдавливаемого смеха, - могу вообще без всего обойтись, было бы где подстелить соломки! - И в восторге от собственнного остроумия он захохотал и откинулся на спину.

А совсем близко от них в кустах притаился шпион кардинала. Он оттопыровал уши и напрягал слух, пытаясь понять, о чём говорят три поросёнка.
fryusha: (Феечка)
Фанфик 1.
Есть семь ключей у Синей Бороды -
Семь родников радоновой воды.
Кто искупался - сделался красивым
Мутантом синим. Вот и жди беды.

Сегодня четверговая жена,
Что рыбный суп варить ему должна.
Покуда шесть других в анабиозе,
В хозяйстве управляется одна.

Зато у каждой - дела через край.
Бригада - даже сдохнуть не мечтай!
- О господин! назначь меня воскресной! -
Ему тихонько шепчет Гюльчатай.

Фанфик 2.
Царевич скачет на охоту,
По утренней росе рыся.
- Не убивай меня, царевич:
Ведь я - царевна-порося!..
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
1. "Сотворив обряд печальный, Вот они во гроб хрустальный Труп..." (А.С.П.)
2. Постановление СНК РСФСР от 05.09.1918 о красном терроре.

Царевич Елисей приходит в мавзолей,
А там прошли века – в гробу совсем другая!
Бородкою своей и лысиной пугая,
Она для чудака по-прежнему милей.

Бьёт стёкла Елисей – как полагалось, чтоб
Царевну, возродя, вернуть из формалина:
- Приди ко мне скорей, красавица Мальвина!
И бедного вождя целует в хладный лоб.

От сказок прок какой? зачем они? о ком?
Уснул – так уж уснул, к чему нам эти сказы?
На страже караул, и бдит свои приказы
Казённый часовой с винтовкой и штыком.

И заперт мавзолей надёжно до сих пор –
Какой там Елисей! Не пролетит и муха.
Спит бедный старичок бестрепетно и глухо.
Вот если встанет – да! Тогда пойдёт террор.
fryusha: (Тихая радость)
Сто квадратных треугольных метров.
Плач иерихонских стояков.
Щели для гиперборейских ветров,
Ежели попроще – сквозняков.

Геопатогенна наша зона
С заоконным видом пирамид.
Домовой кидается с балкона –
Так и вымирает этот вид.
fryusha: (Феечка)
Ну, люди – они ведь все разные. Включая девиц. Бывает, например, что девичник – это кабинет в ресторане с мальчиком-стриптизёром, музыкой и – Маэстро, пьяно-пьяниссимо, пжалста!
А вот одна девочка, она прихватила корзиночку и отправилась в лес собирать адреналин.
Там, ей сказали, три лесоруба в домике безвылазно уже два года живут. Долго искала, плутала, наконец – нашла избушку. Домик обжитой, всё на местах, включая немытую посуду, а самих жильцов нету, не воротились ещё. Ну, она там типа сперва маленько покуролесила для куражу, а потом забралась в самую большую кровать и стала пока ждать да подрёмывать.
А только домик этот был вовсе не лесорубов – у них-то как раз щитовой сборный, времянка, – а лесника. Он там жил со своей лесничихой и сыном лесничонком.
Вот они вернулись – лесничиха как увидала! – тут такое началось!
Девица прямо в окошко, лесничиха её шмотки вслед выкидывает – знай успевай ухватить на бегу и в корзиночку, потом оденусь, – а та так ревёт прямо как бы инфразвук, штукатурка сыплется. Всем досталось – и сыну:
- Я те покажу «Мама, хочешь такие стринги примерить?»!
И мужу:
- Ты куда свои зенки вылупил?! Это мы сейчас ещё разберёмся, чего она именно в твоей кровати очутилась! Это что ты в первый раз видел!?...
Ну, так я ведь о чём. Лев Толстой – он к старости стал известный моралист. Когда гусары в гости в обтяжку приезжали – заставлял переднички надевать от сраму. Комаров с руки кормил, чтоб – не дай Бог! – живое не прихлопнуть. И воспитательные сказки для молодёжи стал сочинять на базисе народных фактов. Вот и эту историю вроде как переделал, даже не погнушался человеков, созданных по образу и подобию, в медведей оборотить, чтоб самых безнравственных на греховные мысли со сценами насилия или эротики не наводить. А потом и вовсе сговорился с художником Шишкиным – и вместе нарисовали картину «Утро в сосновом бору»: там одни медведи в лесу, а девицы вообще не видать. Только эксперты показать могут: в дальнем правом углу можно убегающую пятку рассмотреть. И то – в носочке.
fryusha: (жЫзнь)
http://www.poetry.kostyor.ru/krylov/?n=1
...
Молитвам теплым их внемля,
Послал Юпитер к ним на царство Журавля.
Царь этот не чурбан, совсем иного нраву:
Не любит баловать народа своего;
Он виноватых ест: а на суде его
Нет правых никого;
Зато уж у него,
Что завтрак, что обед, что ужин, то расправа.
На жителей болот
Приходит черный год.
В Лягушках каждый день великий недочет.
С утра до вечера их Царь по царству ходит
И всякого, кого ни встретит он,
Тотчас засудит и — проглотит.
Вот пуще прежнего и кваканье и стон,
Чтоб им Юпитер снова
Пожаловал Царя инова;
Что нынешний их Царь глотает их, как мух;
Что даже им нельзя (как это ни ужасно!)
Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно;
Что, наконец, их Царь тошнее им засух.

"Почто ж вы прежде жить счастливо не умели?
не мне ль, безумные, — вещал им с неба глас, -
Покоя не было от вас?
Не вы ли о Царе мне уши прошумели?
Вам дан был Царь? — так тот был слишком тих:
Вы взбунтовались в вашей луже,
Другой вам дан — так этот слишком лих:
Живите с ним, чтоб не было вам хуже!"
fryusha: (Фигнестрадание)
А когда и горящая изба, и одновременно скачет - это пожар в избушке бабы Яги.
И это именно она, наша баба, срочно вернувшись в своей ступе, останавливает избушку на скаку и вбегает внутрь с огнетушителем.

А вот не надо было оставлять Ивашку в печке с плохо закрытой заслонкой: он там шурудел, угольки разбрасывал - вот и загорелось!
fryusha: (Образование и наука)
Вынося из коментов.
И всего-то достаточно изменить имена сказочных персонажей, ну, и самые мелочи по тексту.
Вот что значит - умели люди писать сказки!
Узнаёте сказку-оригинал? Коменты не скриню, потому что её знают все.

"- Умный!.. - сказал Фурсенко с презрением, изо всех сил наступив на свою прежнюю министерскую должность.
- Образование!.. - с горечью сказал новый министр Ливанов, прыгая на своих новых замминистрах (их стало уже шесть).
- Что такое наука? - спросил замминистра, лягая Российскую Академию наук со всеми её отделениями (их было уже двенадцать) так, что они взлетели в воздух. - Какой-то профессор всё это знает. Ха!.."

Profile

fryusha: (Default)
fryusha

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 21222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 03:51 am
Powered by Dreamwidth Studios