fryusha: (Образование и наука)
День знаний близится.
В Раю.
Антоновка – почти поспела.
И ангел в папку пишет «Дело
О Еве, слушавшей змею»:

Проклятье маленьких зарплат,
Пахания в поту на сотках!

Проклятье и на тех красотках,
Кто получает аттестат!

Учителя, профессора –
Не позволяй душе учиться!
В обмен товар из заграницы
Скачает чёрная дыра.

Менялы храма ставят в смету
Обмен прощенья на монету.
fryusha: (Default)
Носился мошкою шальной,
И жизнь была и не была,
Пока не припекла смола
Дурной сосновой стороной.

И рай был даден – смоляной,
Не отпускавший восвоясь.
Пустой. Из праха сотворясь,
Лилит летела к проходной.

Эй, вы, – снаружи янтаря –
Куда вас крылышки несут?
У вас мелькание минут –
Здесь вечность тянется зазря.

Махнём не глядя, словно встарь –
Мне крылышки, тебе янтарь!
fryusha: (Феечка)
Мы у соседей – в непоседах:
Идём на дачу прямиком –
Кот в сапогах, маркиза в кедах,
А я, как прежде, босиком.

В столице прежние обеды
И королевские права,
И через торрент людоеды
Качают мышью «Замок-2».

А огород блестит росою,
И каждый помидор – пузат.
И я с утра ногой босою
Ступаю в новый маркизат.
fryusha: (Фигнестрадание)
В глобальное тепло ворвались холода,
Оконное стекло затягивает иней,
И мамонты туда ведут свои стада,
Куда – увы – пришло знамение уныний.

Закаты всё красней, и пурпуром знамён
Завешен небосклон, зачален облаками.
И молча соловей отправился в бульон,
Где связан сельдерей печальными венками.

Проплакал много дней небесный крокодил –
Стекали миражи потопами в канавах.
Бог правых, расскажи: куда ты уходил,
На что сменял коней на наших переправах?
fryusha: (Фигнестрадание)
Ещё поля лелеют лето,
Ещё поэты млеют где-то,
И шпарит солнечный утюг,
Но дни на чуточку короче,
Роса уже не выест очи –
И эльфы тянутся на юг.

А здесь кузнечики поют,
И не хватает ерунды:
Соломинки в безбрежной сини,
Минутной тишины в лавине,
В пустыне –
Капельки воды.
fryusha: (Какой есть)
Алый с золотом парус парит над морскою волною –
Там царевич Парис обнимает красотку Элен.
Пишут шпики в папирус: матросы твердят меж собою:
Я, конечно, не парюсь, а просто боюсь перемен.

Менелая не страшно Парису, хоть нету развода.
Белолобых барашков по морю торопит Борей.
Там у Трои папаша сидит, ожидая погоду,
Скоро Троя покажется наша, увидеть скорей!

Там неведомый Рим предрекает Кассандра Энею,
А мы в Трое сгорим, обагряя ступни алтарей.
Чёрный день для Приама – подруга Париса: за нею
Сто плывёт кораблей, белокрылых больших кораблей.



Сто историй на дню от историков наших сокрыто,
Как Парис с интересом глядел на прекрасные ню.
И усталый прогрессор снимает костюм Афродиты
И бормочет: - Поди ты! Я Грецию объединю!..

Закат

Apr. 6th, 2013 03:14 pm
fryusha: (Фигнестрадание)
Закат закатится куда-то,
Зияя окончаньем дня –
Ещё заметна из-под ката
Горелка красного огня,

Ещё внизу сияет злато
(Вверху – синюшная зола),
И множатся узлы заката
В зигзагах битого стекла.

Закат империи. Ресницы
Зажмурь и береги глаза,
Покуда птицы вереницей
Летят и исчезают за –

За тем бугром, за тем закатом,
За грузом золотых вериг –
И весь их крик – короткий миг
Для книг историков-фанатов.

В одно мешая телебашни
И вавилонский зиккурат,
Где вычитают наш вчерашний
Незамерзающий закат?

Потомки будут лепы, баски,
И вся их жизнь - удел удач.
Закат в ведре мешает краски –
Всё пурпур, киноварь, кумач.
fryusha: (Фигнестрадание)
Над вереницей крыш летает птерозавр, -
Наверное, малыш влетел не в тот портал.
Порвалась связь времён, Лаврентий носит лавр,
Парис для Дездемон, а мавр опоздал.

И быть ли при плаще кровавому подбою,
И море на ветру нагнётся ли дугой? -
Мы, видно, вообще не в том миру с тобою, -
Я сразу как умру, придумаю другой.

Какой-нибудь такой, где тихо до идиллий,
Где вспоминать с тоской какой-нибудь изъян.
И где по глади вод тихонечко меж лилий
Офелия плывёт, впадая в океан.
fryusha: (Чессно)
К египетскому богу Тоту
Приходит Этот из богов
И говорит, что он готов
Платить по гамбуржскому счёту.
Тот поломается для виду
И выставляет Атлантиду.

И море - движется - волной.
Над нами вырастет цунами.
И ноют свиньи с кабанами:
У Ноя нынче выходной!
Зато гуляет Посейдон,
Хотя на дне сухой закон!

К египетскому богу Тоту
Приходит Один, мёртвый гот,
И молвит "Auch ich bin Tot!" -
И хочет на потопы квоту.
Мол, есть божественный совет:
Уходите - гасите свет!

И море движется волной,
Над нами вырастет цунами...
И я озябшими губами
Шепчу тихонько:
- Боже
мой!..
fryusha: (жЫзнь)
Патриарх позвонит в ватиканы: - Здорово, коллега!
Как погоды у вас, где и фиг, и олив до фига?
А у нас здесь нападало снова небесного снега -
За окошко гляжу: всё снега и снега, и снега...

Ожидалась комета в связи с окончанием света,
Даже первый прицелочный где-то ударил о лёд.
А на нас то с тобою и держится эта планета -
Видно, целились в нас, да случился опять перелёт.

Объяснять ватикану, понятное дело, не стану,
Что ответственность наша с тобою весьма дорога.
Небо кроет пурга - и давай освятим по стакану!
Ну, не хочешь - как хочешь. А здесь-то сплошные снега.
fryusha: (Фигнестрадание)
Михаил – предводитель высоких всеангельских сил –
Уронил Люцифера со сферы в полынный бурьян:
Тот болидом упал. И напалмом. Огнём хиросим.
И болит западло всё крыло от тараненных ран.

Он уйдёт в те края,
О каких вы не слышали даже.
Просто смена белья –
Вот и вся колобкова поклажа.
Где-то там впереди
Третий ангел отрубит трубою:
Уходя – уходи
И включай темноту за собою.
fryusha: (Default)
У пожилых в руках синицы,
У молодёжи - журавли.
Начальнику из-за границы
Уже пингвина завезли.
И буревестник реет снова,
И громко каркает пророк,
Что левым - поле куликово,
А правым - чёрный воронок.

Слова

Jan. 27th, 2013 05:34 pm
fryusha: (Какой есть)
Слова - столпы небесной сферы,
Итог смешенья языков.
Персты вставляли маловеры
В слова - облатки облаков.

Над текстами кружили грифы,
И, вверх взлетая со скалы,
- МутАбор! - крикнули халифы.
А мы в ответ: - Курлы-курлы...

О, эти речи - карнавал,
Где лица под личинкой слова!
В сто сорок шесть минут седьмого
Двузначно поезд опоздал.
fryusha: (Взгляд на мир № 3)
Летит на свечку мотылёк,
В окно башкой стучится муха,
Птенец – ещё комочек пуха, -
А тоже – скок – и за порог!

Гораздо лучше быть котом:
Лежу пластом, гляжу в окошко,
У изголовья пульт и плошка,
И помурлыкаю потом.

Сжигает крылья мотылёк,
Вся в синяках уходит муха,
А птичку милая стряпуха
Переправляет в котелок.

Уводит флагман Магеллан,
И на Стожары мчат Икары –
Им всем одни и те же кары,
У них могилой океан.

А девять жизней у кота –
Черта режима и диеты.
Не то глотаете, поэты,
У вас гармония не та!

И девять раз выходит кот
Гулять с гармошкою на крыши,
И дух его подъемлет выше
Кошачий мартовский Эрот!

Сжигает крылья мотылёк,
Вся в синяках уходит муха,
И кот для укрепленья духа
Пьёт валерьяны пузырёк.
fryusha: (умолчание)
Песня сирен превращается в вой:

- Ваши глонассы летят мимо кассы,
Бурей магнитною сбиты компАсы,
Прямо на песню держи, рулевой!

Там, за туманом, родимый причал,
Прямо на пирсе томится зазноба -
Зря капитан твой таращится в оба,
Прямо на песню держите штурвал!

Белая пена шумит за кормой,
Первое дело - не слушай перпома:
Прямо на песню - и будете дома,
Прямо на песню - и скоро домой!

Прямо на песню держи, рулевой,
Тёмную воду пластая винтами.
Белый туман обмотает бинтами.
Песня сирен превращается в вой.

 
fryusha: (умолчание)
Газетный комикс станет раритетом,
И археолог через много лет
Сумеет разгадать его сюжет
И всем объявит в твиттере об этом.

И наш потомок, веря в чудеса,
Начнёт гадать: а вправду ли Спаситель
Умел писать и пользовал носитель,
Для коего искоренял леса.

А время оборзелое летит -
Никто уже не пишет на планете,
И ученик протелепнёт в ответе,
Что в трилобите триллионы бит.

Вай-фаи сочетая в человеке,
Потомок будет совершен и леп.

Когда вы раскопаете мой склеп -
Охота видеть! поднимите веки!
fryusha: (умолчание)
Три всадника стоят в заторе,
Ругаются, что Бога нет.
Я затеплю свечу в моторе,
И уцелеет ближний свет.  

А гололёд - свинцовый глет,
На трассе всей одно и то же.
И дрожь по коже клячи блед,
И в инее скелетов рожи.
fryusha: (Фигнестрадание)
Мой чёлн – потонул. И надо мной
Гуляют караулом нереиды.
Закончен путь земной – мои обиды
Смывает утекающей волной.

Не ждите от кораблика вестей –
Лишь крабы на меня имеют виды:
Раб пищевой условной пирамиды
Её легко воздвигнет из костей.

Целуют рыбы глоданный скелет –
Меня здесь нет. И заплывает илом
Всё то, что мне сто лет казалось милым,
Но больше не откликнется в ответ.

Туман от моря движется в ночи –
А это просто мы пришли туманом.
Как ни стучи, а двери ни фига нам
Не открывают. И на дне ключи.
fryusha: (Фигнестрадание)
Пи-эр-квадрат стучит о стыки,
А полупроводник небрит.
Зато блестят в окошках блики,
И осень ясная царит,
И всё в пространстве заоконном
Летит и мчится сообща,
Пока Фортуна по вагонам
Бредёт и продаёт леща.
А в самолёте всё иначе,
И не на что смотреть в окне,
Где белый ангел, тихо плача,
Летит со мною наравне.
fryusha: (Фигнестрадание)
1.
Здесь диетою дивной дан –
Истончается тонкий стан.

На клеёнку твоих кафе
Нам парфяне несут парфе,

Где отчаянный кулинар
Вбил и душу, и божий дар.

Он из кухни следит в упор
И печальный встречает взор.

2.
Вегетаном бы жил Адам
По фруктовым своим садам,

А теперь ему – общепит.
Днём он пьёт, по ночам храпит.

Тихо плачет в садах роса,
Спят бесчувственно небеса,

И с надеждой, что Бога нет,
Перфоратор врубил сосед.

Upd. по совету Geneus.

Profile

fryusha: (Default)
fryusha

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 21222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 02:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios