fryusha: (Default)
Не сочиню я ни строчки без музы,
Не нарисую дивных зверей:
Слева – горгоны,
Справа – каляки,
Слева – анапест, справа – кошмар!

Вот и деру я охрипшее горло,
Где было с музой всё по нутру.
Вот и рифмую
«Шпроту – селёдку»,
Ямба с хореем не различу.

Видно такая уж доля артиста,
Что выпадает – тем он и горд.
Вот и рисует
Вместо портрета
Автопортрета чёрный квадрат.
fryusha: (Какой есть)
Обнаружил у себя на голове надо лбом пару седых волос.
Урррааа! я не абсолютно лыс!
fryusha: (Гармония)

тест на определение уровня быдловатости http://uborshizzza.livejournal.com/1614646.html 8
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
1966. После школы начал работать в лаборатории препаратором. Смотрю в спину энергичному шефу. Взвесил – высыпал – размешал, взвесил – высыпал – размешал, взвесил... Останавливается, оглядывает стоящие перед ним реактивы: - А тиосульфат я уже добавлял? – Пробует раствор из колбы на вкус, удовлетворённо хмыкает: - Добавил. – И снова: взвесил – высыпал – размешал... Это меня так впечатлило, после конца работы я дождался, когда он уйдёт, приготовил раствор тиосульфата и попробовал. Да, имеет свой вкус, можно распознать. Заодно сделал и попробовал растворы ещё нескольких солей, по моему тогдашнему представлению – неядовитых. Ну... Но жив же всё ещё.

1972. Экспедиция от трёх организаций на меромиктических карстовых озёрах Марийской республики. Меромиктические – это такие, которые расслоены и никогда до дна не перемешиваются. Старшему товарищу по экспедиции нужна бескислородная зона – с сероводородом. Поэтому каждый раз, когда достаём холодную прозрачную глубинную воду, он наливает её в химический стаканчик, принюхивается, а потом – к моему изумлению – пробует на вкус. Оказывается, если сероводорода так мало, что нос не чувствует (миллиграм на литр и меньше), то на вкус можно распознать: сероводород придаёт некоторый слабый сладкий привкус.

90-е. Приводят ко мне двух посетителей из Москвы. Они доверчиво протягивают мне пакетик с порошком и говорят: - Это немецкий микроб, который придаёт колбасе запах копчёностей. А нам нужен такой же микроб, но свой, отечественный. - Я говорю: - Как – микроб! Мне так нравится в магазине в колбасном отделе запах копчёной колбасы... – Да вы что, думаете, что её вправду коптят? Все эти тысячи тонн на дровах и с дымом? Не, в фарш добавляют нитрит, он соединяется с гемоглобином и даёт устойчивый цвет. Но со временем окисляется в нитрат, колбаса светлеет, желтеет, окисляется, теряет вкус. А много нитрита дать нельзя: вредно, норма есть. А вот этот немецкий микроб гонит нитрат обратно в нитрит, а ещё и запах даёт нужный. – Чё же, говорю, мы этого микроба и едим? – Да ну, это нормальная технология: микроба добавляют в фарш, при низкой температуре перемешивают, а потом пропаривают при 70 градусах. Микроб дохнет, а дело его живёт: фермент работает. – Подобрали мы им микроба. Год я потом копчёную колбасу не ел: подойду к прилавку – а мне не копчёностями, а микробом пахнет. Сейчас снова ем. Но если положить кусок копчёной колбасы без хлеба в рот и, разжевав, не проглотить, а прдолжать жевать – чувствуете появляющуюся некоторую особую солоноватую кислинку? Вот это и есть нитрит-нитрат.

С годами я всё больше становлюсь приверженцем Ликока:
«Ешьте всё, что хотите. Ешьте много. Да, ешьте очень-очень много. Ешьте до тех пор, пока не почувствуете, что ещё кусок - и вам уже не перебраться через комнату и не пристроиться со всей этой поглощённой пищей на мягком диване. Ешьте всё, что вам нравится, ешьте до отвала. Мерилом тут должно служить только одно - можете ли вы заплатить за то, что едите. Если не можете - не ешьте.
И послушайте - не заботьтесь вы о том, содержится ли в вашей пище крахмал, белок, клейковина и азот. ... В обыкновенных кушаньях, которые мы едим, нет никакого азота, фосфора или белка. В каждом приличном доме хозяйка смывает всю эту дрянь в кухонной раковине, перед тем как подать пищу на стол.» (с)
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
Прочёл в интернете - что такое акцентуации и их основные типы. И прямо по Джерому, обнаружившему при чтении справочника, что у него есть все болезни, - у меня есть все акцентуации!
Вот:
Истероидный или демонстративный тип, его основные особенности — эгоцентризм, потребность в одобрении и признании.
Гипертимный тип — чрезмерная самостоятельность, склонность к озорству.
Астеноневротический — повышенная утомляемость при общении, раздражительность.
Психостенический — нерешительность, любовь к самоанализу.
Шизоидный — скрытность, неспособность устанавливать глубокие контакты с окружающими.
Сенситивный — стеснительность, чрезмерная чувствительность, впечатлительность.
Эпилептоидный (возбудимый) — склонность к периодам настроения с накапливающимся раздражением, педантичность и консервативность.
Эмоционально-лабильный — изменчивое настроение, колеблющееся резко и часто от ничтожных поводов.
Неустойчивый тип — постоянная тяга к развлечениям, получению удовольствий.
fryusha: (Бомж)
Давно пора писать мемуары. Что-нибудь вроде «ИСТИННЫЙ КОМПАС МОРЯКА В ЖИТЕЙСКОМ МОРЕ. Воспоминания очевидца. Нравоучительные записки». И проблема написания тут даже не в дырявой ржавой крупноячеистой памяти – потому что чем больше забываешь, тем больше и ярче можно досочинить, заполняя чёрные дыры. Даже лучше получится – и сам начинаешь верить, что так и было.
Проблема в том, что жил я в другой стране и в другом тысячелетии – и что было, то молодым уже не понять, а многим моим сверстникам не упомнить.
*
Все описанные события являются действительными, а герои – морально устойчивыми и политическими грамотными. Это официальная формулировка из характеристики, подписанной треугольником. Без неё выезд в заграницы был невозможен. Синдбад Мореход, Робинзон Крузо, Лемюэль Гулливер, я… - ведь мы могли и не пройти парткомиссию. Непрошедшие в заграницу не выпускались и назывались невыездные.
Я был выездным – при этом выезжал не как турист, а по работе. Мне даже случилось быть в советское время на Сейшельских островах, куда и наш посол на Сейшелах редко заезжал, потому что подрабатывал там на полставки. На основную ставку он был послом в Танзании. «Сейшелы – страна не социалистическая, - объяснял он нам, - но идеи социализма им близки. Потому что они все друг другу родственники и понимают, что все должны жить хорошо.»
*

Моя первая заграница:  )

Чаи

Jun. 10th, 2012 03:16 pm
fryusha: (Бомж)
Мне кажется, что я это уже вывешивал. Вот просто очень даже кажется. Но полистал свой журнал, не нашёл, если что - извините за повтор.

Так исторически сложилось, что я прожил большой кусок своего детства в Казахстане. А там чай в те времена был главный напиток. Когда приезжие в чайхане спрашивали: - А где сахар? - то им пальцем показывали: - Во-о-он видишь магазин? Там - сахар. А здесь чай. Чайхана.
Позже традиции менялись: - Во-о-он видишь магазин? Там - чай. А здесь водка. Чайхана.
До сих пор помню пресованный плиточный зелёный чай, грубый, с палочками-веточками.

А потом переехал на север Ярославской области. А у ярославцев до революции было два прозвища: кукушкины дети (мужики в Питер на заработки уходили, а дети всё равно рождались) и - ярославские водохлёбы. Классическое ярославское выражение: "первые пять чашек я пью без сахара".

А в 2004-ом был я на семинаре в Сеуле, и в день перед докладами повела нас экскурсоводша в императорский дворец. А он оказался открыт для входа внутрь (один день в сто лет открывают, гидша прыгала и щебетала: - Какая я с вами счастливая!). И женщины в парадных одеждах угощали желающих густым зелёным чаем, сделанным и взбитым по всем правилам и присыпанным пыльцой цветущей сосны для аромата. А у моих родителей книжка была «Чайная церемония», издательства КВЖД, 1926-го года издания; я всю эту чайную церемонию в теории давно проштудировал.
Официальный церемонный чай - это не наш, разведённый водой: он действительно густой, как суп из шпината. Поэтому как увидел, так и кинулся: - Давайте, - кричу, - я хочу! - Ага. И остальные мои сотоварищи, поглядев на меня, следом кинулись, такие же идиоты.
А идиоты, потому что... Сдавал я когда-то у себя в пединституте экзамен по анатомии. А там терминов - ! И поскольку мы не медики, то все они были на русском языке (на чём сыпались те студенты, кто со своей зачёткой подсылал вместо себя друга-медика.) Зато мой согруппник и кореш преподавал химию в лагере усиленного режима. Чему-то он заключённых учил, чему-то они его учили. Так что заварил он нам на подготовку к экзаменам чефирь по всем правилам. Всю ночь я потом с закрытыми глазами учебник запросто мысленно пролистывал.
Короче – попили мы к вечеру церемониальный зелёный чай при императорском дворце - по пиалушке каждый. Утром были наши доклады, а мы то до полночи уснуть не могли :(
Но чай вкусный.
fryusha: (Default)
В ту пору, когда Монаков был ещё сильно молод, он любил, как сказали бы сейчас, прикалываться.

Советское время, 60-е годы, то есть иностранцев в Москве – есть, но мало, они – особая статья. Монаков – в кожаной куртке, с бородкой и трубкой в зубах – заходит в крутой центральный ресторан и, когда к нему подходит официант, обращается на прекрасном английском языке. То есть – это произношение прекрасное и безукоризнено английское. А вот слов там настоящих нет, только тщательно подобранный набор звуков. Официант балдеет: он курсы кончал и объясняться с иностранцами может, но в данном случае... Официант извиняется на английском и просит повторить. Монаков терпеливо, хотя и чуть раздражённо, повторяет свой монолог с вариациями ещё пару раз, после чего пожимает плечами и переходит на ломаный русский. Официант счастлив, что избежал неприятных разборок и обслуживает его с восторгом.

Монаков умел имитировать чужие голоса. Однажды он ещё с одной девушкой, которая имела опыт диктора на радио, сделали целый монтаж. Монаков примчался на работу с магнитофоном и сказал: - Вот, включил радио – а там передача про наш институт – чудом удалось записать... – И включал магнитофон. Действительно: гаденькое музыкальное вступление... на передовых рубежах науки... наш корреспондент... въезжаем под берёзы... светлые здания... интервью с сотрудниками... И вот тут начиналось самое замечательное: голоса сотрудников узнавались без представления, но, Боже, что за ахинею они несли! По своей теме и по своему характеру, но – чушь полную, возрастающую с каждым новым интервью. Так что постепенно слушатели въезжали в то, что это прикол. Происходило это обычно на уровне интервью с «аспирантом из солнечного Азербайджана Мамедом Салмановым», который говорил: «- Приезжайте, гостем будете, баранину привезёте...». (Только два человека в институте – Б.С. Кузин и мой отец – были настолько уверены в возможном идиотизме человечества, что приняли этот монтаж за правду до самого конца.)

В конце 60-х – не все сейчас помнят – у нас на слуху были хунвэйбины. В.И. Романенко рассказали частушку:
Полюбила хунвэйбина
И повесила портрет.
Просыпаюсь утром рано –
Хун висит, а бина нет.
К Романенко частушка привязалась, он полдня ходил и бормотал её себе под нос, а выговорить её было некому: вроде и ничего неприличного в ней нет, а всё-таки... Наконец, набрал номер телефона Монакова и, как только трубку сняли, выпалил:
- Андрей, слушай! – и частушку.
В ответ раздалось очень солидное, весомое и брезгливое: - Что-о это-о за безобра-азие! Кто это говорит?..
Рпоманенко отшвырнул трубку на рычаги. Не туда попал! Сначала испугался. Потом обрадовался, что не представился. И лишь потом уже до него дошло, что это Монаков баловался начальницким голосом.

Мои рисунки того времени: Монаков без бороды и с бородой:


Рисунки: )
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
Метель, разыгравшаяся в нашей деревне Гадюкино на первое апреля, по сравнению с сегодняшней оказалась просто шуткой.

По дороге на работу наблюдал дворника, яростно махавшего лопатой на расчищаемом им островке дорожки. Перед ним лежала снежная целина. За ним стремительно образовывалась новая.
Сразу вспомнились "Записные книжки" Ильфа: "Массовые самоубийства дворников в апреле, когда вдруг выпадает густой снег".

Все очки залепило снегом. По дороге на работу узнавал знакомых исключительно наощупь :(
fryusha: (Образование и наука)
Есть такой интересный Жжурнал
http://apashenko.livejournal.com/
в котором хозяин проводит викторину - задаёт вопросы. А виртуальным победителям хозяин журнала высылает реальные призы.
В январе я обогнал других (не потому, что такой уж умный, а потому что вопросы имеют разную оценку - в зависимости от того, сколько человек на них правильно ответили; я просто оказался единственным, кто догадался, ЧТО оценивают у кроликов на выставках - кроме экстерьера).
Приз в моём случае был заказом любой книги из Озона ценой до тысячи руб.
Сегодня я получил её по почте, вот она: "Узбекская домашняя кухня"!
fryusha: (Бомж)
В 1977 был я в составе группы комсомольцев в Бенилюксе. В Амстердаме нас сопровождала женщина-гид, дочь жившего ранее в Москве голландского коммуниста, свободно щебетавшая на русском. Вот в какой-то день она нас вывела из отеля, повела на экскурсию по каналам, а сама по ходу говорит:
- Сегодня наше правительство пало.
Мы сразу пришли в ужас и давай оглядываться, где тут баррикады, рабочий тащит пулемёт, и вообще всякое такое. Потому что для нас «правительство пало» - это что-то вроде штурма Зимнего. Смотрим – всё тихо.
Спрашиваем: - Как это – «пало»?
Она говорит: - Ну, кабинет министров не справился с задачами и ушёл в отставку.
- И что же теперь будет? – продолжаем тревожиться мы, не понимая, может ли быть жизнь без правительства и какая, и всё ещё опасаясь, что мы влипаем в гражданскую войну на чужбине.
Она пожимает плечами: - Ну, назначат новое правительство.
*
В ноябре 1982 был я в своём – можно сказать родимом – посёлке (население – 2 тысячи человек, до железной дороги 15 км, по карте зон – европейская тайга). Как раз Брежнев скончался. И вот иду я вечером, а навстречу мне здоровенный молодой парень, сильно пьяный (это нормально) и плачущий (а вот это явно не норма). Останавливаюсь и спрашиваю: - Чего стряслось?
А он мне: - Брежнев умер! Как теперь жить будем!??
Раскрыл я варежку сказать ему – а потом подумал и молча закрыл.
Потому что это я успел и по Сталину траурную повязку на рукаве поносить, и при хрущёвской оттепели пожить. А он всю свою сознательную – лет двадцать – никого, кроме Брежнева, и не знал. Поэтому для него появление в продаже цветных телевизоров, новых сортов колбасы, новый маршрут автобуса, которым можно добраться до железнодорожной станции – это всё – под руководством Брежнева.
Сказал я ему что-то ободряющее – я же не кассандра какая брату моему – и пошёл дальше.
fryusha: (Бомж)
На берегу моей пустыни
Гуляют розовые дыни –
Обходит их на всякий случай
Ортопедический верблюд.
Я помню дынный вкус доныне –
Их не закупишь в магазине,
Нигде такого блюда лучше
Вам в Кара-Кумах не нальют.

fryusha: (Взгляд на мир № 9)

Раньше я не знал, что мне нравится рисовать людей. В младших классах на уроках рисования малевал, что было велено, и даже получал пятёрки – за старательность. Там были перерисованные с открыток берёзы с яблоками (сезоны года) или зелёные танки и самолёты с красными звёздами, подбивающие чёрные танки и самолёты (рисунки на вольную тему или к 23 февраля). А ещё моя мама в соответствии с учебником изобразительных искусств заставляла сыновей дома рисовать отточенным карандашом шар или пирамидку, накладывая на них тени, или акварелью цветок в вазочке. К концу школы я о таких вещах и вовсе думать позабыл.
А вот когда я после школы пошёл работать, то познакомился со Славой-журналистом. Это сейчас, если верить Интернету, у него награды и даже знак «Четвертая власть. За заслуги перед прессой». А тогда он женился в наш посёлок и временно работал старшим лаборантом. Он мне сказал: Я хочу написать книжку о моих здешних знакомых, а ты её проиллюстрируешь. Я прямо опешил и говорю: Так я же рисовать не умею. А он мне: Фигня, зато ты их очень хорошо знаешь!
Стал я пробовать рисовать знакомых.
Вот заходит ко мне Андрей Монаков, застукал за рисованием, посмотрел, посмеялся и говорит: Отдай их мне. И положил у себя под стекло. Приходит мой шеф. Он ему: Юр, узнаёшь, кто это? Шеф у меня с хорошим чувством юмора. Поржал до слёз. Узнаю, говорит.
А кто?
Ну, это Безлер. Гы-гы-гы. Это – Виталька. Гы-гы-гы. А это… Где-то я видел эту морду, кто это?
Это ты.
Никогда я не видел, чтобы у шефа так лицо в одно мгновение менялось. Посерьёзнел и говорит: Непохож!
Я не сразу понял, что не надо показывать свои рисунки окружающим. Почему-то все себя видят, ну, иначе как-то. Не так, как я.
Нарисовал коллегу Лену. Она повесила портрет у себя в комнате в общежитии. Парень, который за ней ухаживал, всё время ей говорил: Да сними ты этот портрет, он на тебя непохож. А однажды поссорился с ней и крикнул: Ты ПОХОЖА на свой портрет! И ушёл, хлопнув дверью. Когда они поженились, приехала её мама, увидела портрет, заставила снять.
А ещё к шефу в командировку приезжала полячка пани Иоанна Пиларска. Я её нарисовал, а она послала свой портрет мужу. Муж посмотрел на неё новыми глазами – и перестал ей писать письма.
А ещё я рисовал свою жену. Пока она не объявила, что после следующего рисунка подаст на развод. А портреты будут фигурировать на суде в качестве свидетельства.
Ну, я и перестал.
С тех пор рисую в основном автопортреты.
А если ещё кого нарисую, то стараюсь не показывать :)

fryusha: (Бомж)

Сразу оговорю: сам я на зимовках не был. Были мои знакомые – и в Арктике, и в Антарктиде. Сейчас там, может, интернеты всякие и снабжение получше, а те байки, что я слышал, относятся к советскому времени.

Read more... )
fryusha: (Взгляд на мир № 9)
Эх, не цените вы графоманов. А ведь они – мы - украшаем жизнь. Когда я только-только закончил школу и был начитан и смешлив, то познакомился с пожилым (лет 40!) дяденькой-строителем. Он сочинял стихи и пьесы, состоял в литобъединении в Раменском и с восторгом принял меня в свои читатели.
Было это в конце 60-х, а некоторые его строки я до сих пор помню наизусть.
*
Из стихотворения о том, как он стоял солдатом на посту и из своего укрытия видел купавшуюся голышом девушку. (Именно от него я услышал в первый раз и с тех пор цитирую ставшее моим девизом: «Я из головы не сочиняю. Я как акын: чего увижу – то и пишу!»)
...
И вот стоишь ты вся нагой.
Груди грушей пригвоздёны.
...
*
Другое стихотворение целиком:
Глаза синее бирюзы –
Они полны любви.
И пусть в рабочем ты бушлате,
Но ты разишь булатом!
*
А ещё у него была автобиографическая пьеса, где он сам - Юрий Пышкин - был выведен под именем Игоря Северцева. Там были хорошие авторские ремарки и замечательная ударная концовка:
...
Люба козой спрыгнула с крыльца и пошла на сближение с Игорем.
...
Не глядя ест что-то из тарелки.
...
- А ты что со всеми не поехала? Али с дороги притомилась?
- Нет, дедушка, я осталась на всех обед приготовить.
- Коммуной решили жить? Это хорошо.
Поворачивается, уходит в избу.
Люба подходит к штакетному забору и смотрит вслед уехавшим ребятам.
- Как он сказал? *громко, обращаясь в зал* Коммуной решили жить. А ведь это – здОрово!
fryusha: (Фигнестрадание)
Маленький, лысый, в очках. И не вру!
Мне бы такому в работники КРУ.
Чтобы, нацелив у паркера жало,
Гнаться за цифиркой, что убежала,
И улюлюкать на белых полях
С мелкою дробью, картечью в рублях.

Маленький, лысый, готов на игру.
Мне бы пойти бы в сотрудники ГРУ
В галстуке-бабочке и с кобурою –
Что-то разведаю, где-то зарою –
Там, где секретные грифы, кружа,
Ищут поживы себе без ножа.

Маленький, лысый. Пока не помру,
Жил бы тихонько, не влазя в муру.
Мне бы родиться спокойным манером
Сразу заслуженным пенсионером,
С пультом прилечь на родимый диван,
В ванне листать детективный роман.

Или бы мне в налетающей тьме,
В ус бы не дуя, лежать на корме,
Петь, отдыхая на тёплом просторе:
- Славное море, хорошее море!..
Линией черчена наша судьба,
А изменить не умеет мольба.

...Мелкий, очкатый и глянцево лыс –
Приз для богини готовит Парис.
Эта главнее, другая умнее,
Третья, в бикини, куда розовее.
- Этой ли? этой! – болеет народ.
Лысый из яблока варит компот.
fryusha: (Взгляд на мир № 3)
2006-й год. Лейпциг. Договорились мы после работы встретиться в ирландском пабе пива попить втроём. Поляк Лукаш Хржановский, немка Надья и я.

Где-то уже после второй кружечки пива - не о работе же разговаривать - стали мы с Лукашем с его подачи сверять политические анедоты социалистической Польши и СССР, много похожих оказалось.

Немка быстро интерес к разговору потеряла, она хоть и в ГДР росла, а по молодости и как благополучная ГДРовская бюргерша много вовсе не понимает. Как советские и немецкие войска в 39-м во Львове парад проводили, мы с Лукашом помним, но политкорректно обходим. Надье это до лампочки, а у Лукаша всякие исторические обиды временами выплывают.
А я ему довоенного Галчинского цитирую в русском переводе:
"А там у вас нужда,
грязь, мыши, дождь и Польша...".

Вот Лукаш и спрашивает: а вот у вас раньше праздник 7-го Ноября был - большой, государственный. Самый важный для СССР. Теперь же, небось, отменили?
Отменили, соглашаюсь.
А чё же на этом месте никакого нового не поставили? - прикалывается он.
Чего ж, говорю, не поставили. Ещё как поставили. Такой же большой, государственный, новый самый важный.
Да? А какой?
День освобождения России от поляков, говорю.
Он чуть со стула не упал.
Как, кричит, мы Россией владели?!! Захватывали?!! Отчего же я ничего не знаю?!!
Да ну, говорю, молод ты просто, не помнишь главных вех...
fryusha: (Default)
Есть в старых фото своя прелесть.
Это довоенное.


Profile

fryusha: (Default)
fryusha

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 21222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 01:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios